Зазеркалье
свет рождается во тьме
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Зазеркалье > Последние комментарии в дневникеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


понедельник, 25 марта 2013 г.
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:20:40
Глава 20
Мир – это покой, значит, отсутствие движения и развития.
Катастрофы являются тем толчком, который возбуждает
В людях творческую энергию, перетряхивает их,
Заставляет видеть новое.
Алексей Пехов «Киндрэт. Кровные братья»



Бал был в разгаре, когда Аанг оставил облепивших его со всех сторон людей и ушел на балкон. Хорошая все же у людей огня традициях их делать.
Аватар ещё не пришел в себя с тех пор, как Катара вышла замуж за Зуко. Простить друзей получилось, но было обидно. Ещё Аанга очень беспокоило поведение Зуко: дать Азуле свободу – это не шутки. И ещё ходили слухи, что бывший хозяин огня тоже неожиданно начал пользоваться милостью сына.
Перед началом приема Зуко сказал, что хочет о чем-то поговорить. Вид при этом у него был очень серьезный, поэтому Аанг нервничал все сильнее и сильнее. И внутренне готовился к худшему, когда Зуко присоединился к нему на балконе.
В отличие от аватара хозяин огня взволнован не был. Наверное, только благодаря этому атмосфера не начала накаляться. Зуко заметил как напряжены мышцы Аанга и в противовес ему был расслаблен. Будто зашел сюда случайно, а не собрался начать серьёзный разговор.
- Аанг, ты ведь знаешь почему я и Катара не присоединились к вам?
- Да, - аватар начал хмуриться ещё сильнее.
Пусть он и злился на Зуко, не волноваться не мог. К тому же беспорядки в стране огня могли привести к новой войне. К тому же в царстве земли тоже было не все в порядке.
- Это был уже не первый бунт, и я подозреваю не последний. И мои люди докладывают, что в царстве земли похожая ситуация, в пограничных районах особенно. Часть людей требует вернуть все территории захваченные во время войны, чего я делать не буду. Другие требуют наоборот возвращения в состав страны огня. Третьи хотят полной независимости. В общем, нет никакого согласия. Да и национальная принадлежность часто вызывает сомнения. И это не только на границе.
- Зуко, я не понимаю как это связанно с последним бунтом.
Хозяин огня тяжело вздохнул прежде чем начать объяснять. Он надеялся, что друг поймет его, хоть немного.
- Напрямую. Во время войны мы поделили весь мир на хороших и плохих, что вполне логично: солдаты не должны испытывать жалости к врагу, а население должно понимать за что терпит лишения. Но война закончилась. И теперь мы говорим, что все одинокого хороши и плохи, вызывая тем самым непонимание. Но и при этом продолжаем делить всех по национальной принадлежности.
- То есть ты хочешь сказать, что больше не будешь помогать нам, навести в мире порядок? Зуко то, что ты сейчас говоришь, лишено всякого смысла!
- Аанг, я говорю только о том, что мир изменился и вернуть все на круге своя невозможно. Я понял это во время последнего путешествия и жизни с Катарой.
После упоминания имени подруги аватар помрачнел.
- На какие же мысли тебя натолкнула жизнь с Катарой?
Аанг мог спросить о чем угодно, но спросил именно о ней; это заставило хозяина огня ухмыльнуться.
- По началу было очень трудно. Я и она не знали что делать, отчего совершили, немало ошибок. Но потом начали замечать, как дополняем друг друга. Что способны усиливать сильные стороны друг друга и прикрывать слабые, как в бою, когда мы сражались вместе. Наши стихии противоположны, но мы смогли ужиться, более того я люблю её и надеюсь не безответно. И не думаю, что мы одни такие уникальные. Так почему…
Аанг устал слушать это рассуждения. Они не были лишены смысла, но слышать их от этого не становилось легче. Боль потери была ещё очень свежа, а он был ещё совсем мальчиком. Монолог Зуко прервал Сока, тем самым оборвав Аанга от его мыслей.
- Почему бы не открыть границы, позволив людям самим выбирать, где жить. Не зависимо от того к какой нации они принадлежат и какой магией владеют! Зуко, ты ж гений.
Казалось сумасшедшие доводы и выводы хозяина огня неожиданно приобрели невероятный ажиотаж. Бал ещё не подошел к концу, когда они начали придавать идеи более конкретные очертания.
Через год были созданы необходимые законы и договоренности между странами. Мир начал входить в новую эпоху. На основе этого нововведения начали возникать все новые и новые. Совместными усилиями мир начал преображаться.
Каждая катастрофа дает толчок к развитию. На пустом месте всегда должно быть что-то построено. Или же всё исчезает, вырождается, уходит память, заканчивается история.
Все зависит от того в какую сторону развернуться люди. Только они выбирают свой путь, решают за кем идти. Ведь миром движут личности. Люди способные сплотить других вокруг себя, дать им надежду и повести в будущее.
Такими людьми в свое время стала команда «Аватар». Сначала положившая конец войне, такой, какого никто не ожидал. А потом они же, уже не дети, повели за собой народы в будущее. Неизвестное и таинственное, но от этого ещё более притягательное.
Каждый новый рассвет предзнаменует новую надежду, начало новой истории. Возможно рождение нового великого человека. Кои были обязаны прийти, ведь тьма отступила и началась новая эпоха: эпоха возрождения.
Прoкoммeнтировaть
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:20:10
Глава 19
История мира — это биография великих людей.
Карлейль


Даже Урса поразилась тому, насколько быстро Зуко сдержал свое обещание. Ему потребовалось меньше недели, чтобы переместить место заключения Азая и сделать его не тюремной камерой ,а обычной жилой комнатой соединенной с ванной.
Азай оказавшись в новой темнице, ещё раз прокомментировал излишнюю привязанность Зуко к матери. Сам хозяин огня при этом отца не посетил. Зато это сделала его сестра, даже опередив мать.
Азай не хотел признаваться, но он соскучился по Азуле. Она всегда была его любимым ребенком, папиной дочкой, иначе не назовешь.
Болезнь постепенно отступала от принцессы. Психика, конечно, оставалась расшатанной, и это уже не могло измениться, но Азула уже контролировала себя, а не швырялась огнем. Её состояние стабилизировалось. По заверению врача приступов можно было почти или совсем избежать находясь в кругу семьи. Что решила обеспечить Урса, почти не оставляющая дочь в одиночестве. Азуле хоть и нравилось внимание матери не хватало свободы. В чем она не преминула пожаловаться отцу.
Азай почти смеялся после их продолжительного разговора. Его Азула, никогда не бывшая ребенком, стала дитем. И свергнутый король феникс в это не верил, не хотел верить, слишком странно это выглядело. Но факт оставался фактом, и принять это было необходимо.
Появившаяся позже, Урса сообщила, что Зуко ждет прибытия аватара со дня на день и по случаю этого готовит большой праздник.
Неожиданно для себя Азай вспомнил о старой привычке обсуждать с женой происходящие. Планов сейчас не было, он выступал только в роли стороннего наблюдателя. Чего бы там не думал Зуко, бывший хозяин огня не готовил заговоров или ещё чего-то в том же духе. Хоть и не разделял взглядов сына. Азай был умен и понимал на сколько были бы абсурдны попытки все вернуть. История уже сделала свой выбор. А он более не в силах её изменять. Его время прошло, теперь его роль наблюдать.
С помощью Урсы Азай получил возможность контактировать с окружающим миром; и воспользовался этой возможностью начав писать. Много, неустанно и не прекращая этого до самой своей смерти, произошедшей спустя ещё почти три десятка лет. И только после неё были прочитаны эти мемуары, заметки, повести, рассуждения, коих к тому времени накопилось не мало. Эти труды нашли свое значение в исследованиях историков, литературоведов, политиков многих последующих поколений. Но до кончины автора это сокровище лежало бесформенной кучей в углу камеры. Читала это только принцесса Урса, ещё немного Азула. Зуко же со временем сумевший простить отца и начавший посещать его, взялся за чтение, только когда его уже не стало. Но это уже дела истории. Дела не раскрытые и предстоящие.
В преддверии приезда аватара Аанга в столицу Страны Огня, несостоявшийся король феникс лежал в совей новой постели и гладил жену по волосам. Она не без удовольствия гладила его выбритое лицо и тянулась, как кошка, объевшаяся сметаны.
- А вот представляешь, через год другой мы с тобой станем дедушкой и бабушкой.
Урса старалась вести себя так, будто ничего не происходило. Вернее не акцентировала внимание на ограничениях. Сыпать соль на раны ей никогда не было характерно. Даже когда эти самые раны давно превратились в шрамы.
- Лучше бы этого в ближайшее время не случилось. Если я правильно тебя понял, то беременность и рождение ребенка сейчас могут только уничтожить брак Зуко, вместо того, чтобы укрепить. Ты и сама должна это понимать. А следовательно предотвратить.
Урса не ожидала, что он воспримет её шутку так серьезно.
- Да ладно тебе, все нормально.
- Ты же видела эту девушку. Невиннейшее создание. Птица в золотой клетке, ситуация ещё более плачевная, чем когда поженились мы.
Хотелось это признавать или нет, но Азай никогда не ошибался. Урса и сама это заметила, но не хотела вмешиваться, памятуя о собственном не самом лучшем опыте. Хотя её возможный конфликт с невесткой лучше чем её разрыв с Зуко. Он может начать совершать поступки, о которых потом будет очень жалеть, если Катары не станет. Мальчик любит её и привязался, хоть пока и сам это не до конца осознает.
- Родители должны помогать детям, ни так ли, Урса?
- Кто бы говорил!
Или это просто Азай заеял очередную гадость? Хотя поговорить с Катарой все же стоило. Закончив с рассуждениями, и все для себя решив, Урса перевела разговор в другую сторону. Она доверяла мужу, но также помнила о его склонности к интригам. А так же понимала, что она его единственный рычаг воздействия. При необходимости он не постесняется ей воспользоваться, поэтому следовало быть осторожной.
В этот же вечер хозяин и хозяйка огня встречали своих друзей.
Прoкoммeнтировaть
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:19:22
Глава 18
Если действительно любишь кого-то,
то уже не перестаешь его любить.
Какой-то кусочек этого человека
навсегда остается в сердце.
Автор не известен



Шаги Урсы в ночной тишине тюрьмы почти не были слышны, что было не удивительно: она всегда ступала очень мягко. Оглядываясь вокруг, принцесса понимала, что её сердце все больше и больше наполняется жалостью. Наверное, узнай об этом Зуко - не понял бы. Для него подобное невозможно, что делает его очень похожим на Азая.
Но её не понял бы не только Зуко. Многим не понять, как можно жалеть и тем более любить человека, из-за которого пришлось столько всего перенести. Но Урса не была злопамятна, а ещё не была глупа и все понимала. Да и решение о собственном заключении приняла сама.
Её пропустили легко, видимо уже привыкли, что бывший хозяин огня пользуется популярностью в последнее время. Тяжелая дверь неприятно заскрипела, пропуская женщину во внутрь.
Реагируя на звук Азай посмотрел на неё, но сразу же поморщился, давая глазам привыкнуть к свету; когда эта неприятность была улажена и он смог разглядеть её, Урса заметила, что он удивлен.
- Ты постарела.
- Ты тоже не стал моложе.
Для лучшего обзора, принцесса опустилась на пол и поставила светильник рядом с собой, чтобы освободить руки.
Его вид будил в душе ещё большую жалость и любовь. Она любила этого человека всю жизнь. Все равно, что он сделал. Это не важно, для неё не важно. Он её муж, отец её детей и пока они были вместе, с обоими функциями справлялся хорошо. А потом… потом он стал хозяином огня и был обязан поступать в некоторых рамках. Но если быть объективной, то и здесь сохранился Азай. Да, он поступил жестоко с Зуко, выместив на нем всю свою боль, но мальчику был нужен урок, пусть и не настолько болезненный. А Азулу Азай любил всегда беззаветно, и любит сейчас, этого не отнять.
Они долго не говорили, разглядывая друг друга. Хотя казалось, за десятилетие накопилось столько тем для разговора. Но все они казались слишком мелочными, незначительными. В конце концов, Урса протянула руку через решетку, Азай на удивление не стал отстраняться, а напротив, придвинулся ближе, позволяя ей касаться себя где угодно. Воспользовавшись предоставленной возможностью, принцесса убрала в сторону волосы, открывая лицо, полностью заросшие бородой.
- Я тебе противен?
- Нет.
Он стоял на коленях, держась руками за прутья решетки, она тоже стояла на коленях, только придерживаться, за отсутствием необходимости наклоняться, ей было не нужно.
- Почему ты здесь? Я не понимаю…
- Понимаешь, только не хочешь верить.
Всего один поцелуй сквозь прутья решетки. После этого Урса поднимается, ещё раз гладит его по щеке, и торопливо уходит, скоро её отсутствие уже не сможет остаться незамеченным, а говорить с Зуко об Азае она пока не готова. Хватит с мальчика проблем с собственной личной жизнью. Нечего разбираться ещё и в отношениях родителей. Ей вообще не следовало навещать мужа, но любопытство было слишком сильно.
Зря Урса надеялась, что ей удастся сохранить свой поступок в секрете. Вечером этого же дня Зуко пригласил её к себе и задал вопросы о мотивах её поступка.
Сын верил ей, но не понимал. Точнее, также как и Азай не хотел верить в верность своих домыслов. Приняв неожиданно-ожидаемы­е реалии, Зуко обнял мать и уткнувшись носом ей в макушку заверил, что сделает все необходимое, дабы она могла встречаться с отцом когда пожелает в более комфортной обстановке.
После Урсы, Зуко посетила Катара, которую он с порога сбил с толку фразой:
- Если скажешь, что беременна, то я не удивлюсь.
Пока Катара краснела, бледнела и заикалась в поисках ответа, Зуко развернулся и рассмеялся.
- Извини, просто сегодня день неожиданностей, вот и предположил, что ты тоже решила присоединиться к марафону.
- Нет.
Тому, что он подошел к ней и беззастенчиво обнял, Катара удивилась. Их отношения хоть и стабилизировались после совместного путешествия, пока ещё не были сильно наполнены романтикой. Да и видеть вечно хмурого Зуко таким веселым была странновато. Хотя приятно. Катаре нравилось его доверие. Ведь он мог выбрать кого угодно другого на роль своего собеседника, особенно сейчас, когда его мать здесь. Но Урса хоть и была дорогим и близким для Зуко человеком, своими секретами он делался только с Катарой.
Услышав историю о том, что сегодня сделала её свекровь, Катара удивилась, но в тоже время начала испытывать к ней ещё большую симпатию. В отличие от Зуко, она её понимала.
- Скоро нас посетят твой брат, Аанг, Тоф и кажется ещё кто-то из воинов Киоши. Я получил сегодня послание.
- Это замечательно!
- Сока будет нами очень не доволен…
После упоминания о друзьях, их разговор, и без того веселый, стал ещё забавней. Оба с удовольствием отмечали, что все налаживается. Единственным страхом оставалось то, что дворцовая жизнь и бесконечные дела снова их разлучат.
Прoкoммeнтировaть
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:18:52
Глава 17
Семья не ячейка государства.
Семья – это государство и есть.
Сергей Довлатов.



Рассказ Азулы о пережитом у заговорщиков ужасал. Каким нужно было быть садистом, чтобы такое придумать! Впечатлилась не только Урса, но и испытывающая к принцессе неприязнь Катара.
Лидера заговорщиков звали Нобу. Недовольный окончанием войны на таких условиях, он начал собирать вокруг себя единомышленников. Они называли себя истинной нацией огня и поставили цель восстановить честь огненной нации. И одной их первых целей стало уничтожение «водного» повелителя.
Свой идеал они нашли в Азуле и планировали сделать её хозяйкой огня, до тех пор, пока она не сказала своим освободителям-похит­ителям, что более не заинтересованна во власти. Тогда Нобу приступил к попыткам, скорее всего, запланированной ранее, но не озвучивавшейся цели. К появлению «истинного» наследника. Как уже все поняли, родиться этот ребенок должен был от прекрасной принцессы и него, великого освободителя.
Мнение самой принцессы никто не спросил. Она, похоже, считалась согласной по умолчанию. Только вот Азула к такой невнимательности к её персоне отнеслась не с покорной благодарностью. Все попытки Нобу сначала соблазнить, а потом и изнасиловать, были остановлены. Хотя последняя увенчалась бы успехом, не появись Зуко.
Хозяин огня в слова сестры верил с трудом. И возвращаясь обратно во дворец, уже как полагается правителю, избегал разговоров с сестрой.
Корабль быстро нес их к столице. В трюме были заперты мятежники, отказывающиеся что-либо говорить. Но опытные палачи развяжут им языки, когда их передадут им в руки, а это случится уже скоро. Личности бунтовщиков так же предстояло выяснить, а так же предать суду.
Ещё в столице предстояла встреча с командой «Аватар». Со всей этой суматохой по поводу заговора, а так же проблемами семейной жизни, они совсем забыли о Сокке и его плане. Хорошо хоть сокол с просьбой прибыть во дворец был отправлен. Хотя получение послания оставалось под вопросом.
Зуко стоял на мачте, пристально всматриваясь в ночную даль. Давно он уже не был на корабле и, нужно заметить, соскучился по морским путешествиям. Соленый воздух и ветер в лицо… романтика, для кого-то. Для него же - воспоминания о не самом приятном периоде жизни. И все же, память сейчас почти молчала. Он не придавался ностальгии, а решал текущие вопросы. Одиночество монарха прервал насмешливый голос Азулы. К ней ударными темпами начал возвращаться её характер.
- Решаешь, что сделать со мной по возвращении в столицу, Зузу?
- Не только.
- Не против если выскажусь по поводу своей незавидной участи?
Зуко не ответил. Даже скажи он нет, она все равно бы сказала то, что хотела.
- Я понимаю, что ты мне не доверяешь, правильно делаешь. Чем больше доверяешь человеку, тем больше у него соблазн предать тебя. Не знаю, что будет дальше, но отсутсвие бунтов с моей стороны гарантирую. Постоянная смена власти в стране приводит к смуте и ослаблению государства. А я люблю Страну Огня. Хотя я хотела поговорить не об этом, - выдержав небольшую паузу, Азула закончила свою речь. – Позволь мне остаться с мамой.
Она стояла спиной к воде, облокотившись на локти. Учитывая, что одета принцесса была в платье, выглядело это довольно забавно. В платье сестру Зуко видел впервые, обычно она предпочитала брюки. Так её нарядила мать, автором прически тоже была она. Азуле и то, и другое доставляло неудобство и дискомфорт, но она молчала, стараясь скрыть это за небрежностью.
Угадать что у неё на уме, как всегда было очень и очень трудно. Да и возможно ли, учитывая её разногласия с психикой?
Однако было понятно: рядом с матерью Азула вела себя смирно, позволяя обращаться с собой, как с маленькой девочкой. И хоть Зуко переживал, что с мамой могло что-то случиться из-за намеренных или нет действий Азулы, разлучить их было жестоко, и ещё эгоистично. Хоть ответ и становился для него очевидным, хозяин огня ответил следующие.
- Я подумаю.
Азула в ответ усмехнулась и бросив на последок фразу, взволновавшую Зуко, ушла.
- Ты стал походить на отца.
Не успел хозяин огня обдумать эту реплику, как с другой стороны к нему подошла другая женщина. Катара, как и всегда, была чем-то взволнованная. Её синие глаза смотрели пристально и грустно.
- Почему?
- Не дал Азуле ответа? Чтобы не думала, что я готов выполнить любое её желание.
- Ты решил позволить ей остаться?
- Мама попросила бы о том же, откажи я сестре. Они нужны друг другу. И они обе - моя семья, я не могу поступать иначе.
- Но Азула ведь столько раз пыталась нас убить...
- Моей сестрой она от этого быть не перестала. Катара, я думал над тем, что пытались сделать заговорщики. Да, это полная чушь, но при этом нельзя отрицать, что и я немало помог развитию такой идеи.
- Мы же уже говорили об этом.
- Да, но боюсь, нам придется ещё не раз об этом поговорить.
Поймав Катару за руки, Зуко пристально посмотрел ей в глаза и снова начал говорить.
- Прости, если причиняю боль такими рассуждениями, но ты единственная с кем я могу поговорить.
За эти слова, Катара была готова простить ему все что угодно. Он ей доверял, доверяя больше чем кому бы то ни было.
Не найдя что ответить, маг воды подалась вперед и, привстав на цыпочки, поцеловала мужа. Тот немного удивился, но ответил почти сразу. Когда поцелуй завершился, Катара выпуталась из его объятий и поспешила уйти.
Вновь оставшись в одиночестве, Зуко не смог не начать улыбаться. На душе было неожиданно тепло и хорошо. Водная даль больше не вызывала нежелательных мыслей. А будущие тревоги.
Прoкoммeнтировaть
НЯМ-НЯМ tolxy.com
Играй прямо в браузере!
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:17:53
Часть 16
Как показывает опыт, заговоры возникали часто, но удавались редко.
Никколо Макиавелли



Путешествие на воздушном шаре потрясло принцессу. Зуко и Катара уже столько летали, что почти не обращали внимания на вид вокруг. А их рассказы об аватаре, их дружбе, окончании войны Урса слушала с замиранием сердца. Ей не верилось, что пока она томилась на этом острове, все могло так измениться. Единственное, что сильно её огорчало – это судьба Азулы. Но сын и невестка, старались убедить её, что ещё не все потерянно.
Пока они не обращали на неё внимания, чего почти не случалось, Урса думала об Азае. В свете новой информации она не могла не думать о нем.
Зуко вел шар уверенно и казалось совсем не уставал. За прошедшие годы, он успел стать очень сильным магом. Он старался делать как можно меньше остановок, но лететь было слишком далеко к тому же большая часть пути лежала над водой. Поэтому Катара не могла ни не увидеть, что он изматывается, но и помочь ему ничем не могла. Пойти на накую-то хитрость тоже не было возможности, им было необходимо добраться до места назначения, как можно быстрее, а доставить их туда мог только Зуко. Магия воды Катары была полностью бесполезной в этой ситуации.
Зато скооперировавшись с Урсой Катаре удалось уговорить Зуко отдохнуть, когда они прилетели. У него даже сопротивляться сил не осталось, упал и заснул мертвецким сном прямо на земле.
Позавтракав, они отправились искать базу заговорщиков. Райнер указал место довольно точно, но он не состоял в партии заговорщиков, поэтому е мог дать более точной информации. Он сказал им правду или считал так. Тоф поделилась своей методикой с Катарой, и им удалось привязать её к магии воды, незаметной для посторонних, но эффективной.
База заговорщиков находилась в лесу. Где-то между двумя деревнями. Одно из поселений было довольно большим и старым, второе возникло не более двух десятков лет назад. Лес не был непроходимым, путей через него было много, но и спрятать небольшую базу тоже не представлялось трудным. Жаль, что с ними не было мага земли. Тоф бы потребовалось всего несколько минут. Ещё одним затруднением стала защита принцессы Урсы. Она не умела сражаться. А остаться в безопасности тоже не могла. Где эта самая безопасность находиться было неизвестно.
В деревнях вполне могли жить заговорщики. И если Урса попадет к ним в руки, то Зуко согласится с любыми требованиями. Его партия будет автоматически проиграна. Поэтому проще было отвлечься в бою, чем оставить одну. Если у мятежников осталась хоть капля чести, то они не будут нападать сразу. И если бунт возглавляет Азула, то она не причинит вреда матери, даже совсем лишившись рассудка.
Пришлось долго блуждать, прежде чем появился первый след стоянок, а вместе с ним и след магии огня. Судя по обуглившимся ствола деревьев, тут сражались. Продолжать поиски стало намного проще, не прошло и часа, как они вышли к небольшому домику, прежде принадлежавшему, скорее всего леснику. На окрестных деревьях было множество сооружений, которые и были укреплениями, базой и местом жительства для заговорщиков.
Вокруг было тихо, но тишина была обманчива. Зуко внимательно прислушивался ко всем звукам и тихо ступал вперед. Катара тоже была наготове и готова в любое мгновение накрыть себя и Урсу защитным куполом. Они сразу договорились, что она не вступит в бой без крайней необходимости.
Переговоров с заговорщиками не получилось. Их лидер – мужчина почти сорока лет, говорить не захотел, сразу отдал приказ убить всех. Сказав хозяину огня только, что из-за таких как он огненная нация деградирует.
Зуко победил всего пару человек, когда руководитель присоединился к подчиненным. Сражаясь с ним, Зуко увидел на его теле несколько свежих ожогов. Учитывая, что среди нападавших не было Азулы, то можно было предположить, что эти украшения неназвавшемуся врагу подарила она. Но думать об этом Зуко было некогда, у него становилось все больше и больше противников. Хоть далеко не все из них были магами огня, бой был трудным. К тому же вечерело, и тактильный бой начинал преобладать над магическим.
Катара тоже сражалась, только необходимость почти не сдвигаться с места сильно осложнялась её задачу и ограничивала возможности. Недостатка в жидкости у неё не было. Почти все окрестные деревья и трава уже решились влаги, отчего часто загорались, и ей приходилось их тушить, чтобы пожар не охватил весь лес.
Победить все было сложно, и не известно смог бы Зуко это сделать, не приди к нему неожиданная помощь в лице младшей сестры. Азула была в ярости, отчего почти не контролировала себя. А когда Азула злилась, страдали все окружающие, и тут такая возможность всех уничтожить! О том, чтобы сдерживаться не шло даже речи.
Все окрестные деревья сразу же воспламенились, теперь все силы Катары уходили на тушение пожара. Но все люди ранее пытавшиеся нападать на неё, теперь были заняты Азулой. Зуко был рад, что сестра оказалась непричастной к заговору.
Прoкoммeнтировaть
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:17:28
Глава 15
Путешествие на воздушном шаре шло хорошо и без проблем. Если не считать, что их сначала не признали на базе, но управляющий был из столицы, и быстро объяснил подчиненным, что они бездари и идиоты.
Принцесса Урса была заточена на маленьком острове, каковых было много в стране огня. Тюрьма похожая на кипящую скалу, но ещё более засекреченная и устроенная несколько иначе.
Добраться туда было сложно и рискованно, о по воздуху безопасно и относительно без помех. В чем Зуко окончательно уверился, слушая рассказ об этом острове от капитана воздушной базы. Так же хозяин огня понял, что ему будет куда проще самому посадить небольшой шар, чем лететь на громоздком дирижабле.
Лететь до острова пришлось несколько часов. Посадка далась хозяину огня сложно, но если сравнивать с посадкой на острове Кипящей скалы – небо и земля. На удивление их никто не встречал. Но Зуко сильно об этот не волновался.
Шар был убрал, а они с Катарой отправились исследовать остров. Вокруг было пустынно. Не смотря на плодородность земли, это было понятно по траве в человеческий рост, поблизости не было даже намеков на поселение. Крепости, в которой могла бы находиться тюрьма, тоже не было видно. Неужели они ошиблись или Азай солгал?
Для того, чтобы обойти остров потребовалось около четырех часов. Тюрьма нашлась уже с самом конце обхода. И то, что создали архитекторы Страны Огня, поразило даже Зуко. Хоть он и знал о своей стране почти все. Смотря на нечто перед собой, хозяин огня понял, почему ему не рассказывали об этом, как наследнику престола.
Не сказать, чтобы огромная, но большая крепость навила над водой, опираясь на риф. Из такого места может выбраться разве что маг воды. Да и если покинуть тюрьму то с пустынного острова уже никуда не деться, ну опять же у мага воды может и есть какой-то шанс. К тому же на острове был всего один источник пресной воды и почти ничего съедобного ее росло. Следовательно, еду пленникам доставляли с материка. Корабль мог пришвартоваться только с противоположной тюрьме стороны, со всех остальных островок окружали скалы и риф. Ещё одна гарантия, что пленники не смогут сбежать.
К тому же каждый день смотреть на воду под висящей крепостью и бескрайние море вдали для пленников было наверняка мучительно, особенно для тех, кто был магами огня. И это психологическое давление только ещё больше усиливало невозможность побегов.
Если верить отцу местные заключенные особенные. Это или попавшие в особую немилость хозяина огня(такие как его мать), или предатели знающие слишком много, или настолько опасные люди, что отправлять их в Кипящую Скалу не представлялось возможным.
Стражи на этом секретном объекте почти не было. А управлял им именитый ученный, некогда имевший высокий армейский чин, но потеряв в бою ногу, лишился возможности воевать. Он и двое его ассистентов-адъютан­тов встретили своих господ стоило уже в воротах тюрьмы.
Фальшиво при фальшиво улыбаясь не молодой мужчина принес свои извинения, что не встретил прибывших императорских особ сразу. Он не ожидал такого скорого их появления и что владыки прилетят на воздушном шаре тоже. Сокол с письмом прибыл только что.
Посчитав наиболее благоразумным принять извинения и не раздувать скандала, выпустив из внимания яснейшую лесть и фальшь, Зуко отдал распоряжение показать ему тюрьму. Генерал Райнер поспешил сразу же это сделать.
Ходил этот человек медленно, опираясь на палку. Потерянную ногу ему заменял деревянный протез. Некогда темные волосы выцвели и начали седеть. Кожа была не светлой, а болезненно белой, как он умудрился не загореть в таких условиях, было непонятно.
Несколько камер из железа. Три палубы с видом на море. Не считая того, что тут же были ещё и лаборатории, вообще курорт. О проводимых опытах Зуко поинтересовался лишь вскользь. Столь же отстраненно ему и ответили. После этого хозяин огня перешел к настоящей цели своего визита.
К принцессе Урсе их провели тут же. Только ученный не понял, зачем она потребовалась повелителю. О происхождении и причинах заточении этой женщины он ничего не знал.
Женщина прибывала своей камере. Она лежала на узкой постели почти бездвижно. Внучка аватара Року уже давно потеряла интерес к происходящему вокруг. Здесь все было однообразно. Новостей о внешнем мире пленникам не сообщали. Им оставалось только гадать о происходящем.
Поэтому женщина никак не ожидала, что рядом с ней кто-то опуститься на постель и начнет нежно гладить по волосам. Прикосновения разительно отличались от тех, на какие были способны все местные обитатели. Слишком нежно, слишком много любви, слишком много заботы. Невольно заинтересовавшись, принцесса оторвалась от созерцания стены и оторвавшись от постели обратила внимание на своего гостя.
Его бы она узнала из сотни тысяч, все равно, сколько шрамов появится на его лице и насколько лет он повзрослеет. Её мальчик был здесь. Сдержать слезы было очень сложно, а желание обнять его и расцеловать совсем не возможно. Почти минуту принцесса наслаждалась моментом, но потом голову посетила ужасная догадка.
- Неужели, Азай решил и тебя заточить здесь?
Глядя на её встревоженное лицо, сын улыбнулся ещё теплее.
- Я здесь, чтобы забрать тебя домой. Теперь хозяин огня я, и мне решать как поступать.
Только после этих слов Урса обратила внимание на то, что он одет в военную форму и на золотой венец в его волосах.
Катара замерла в дверях, с умилением наблюдая за сценой воссоединения матери и сына. Она знала, насколько её муж был привязан к ней. Давнишний разговор в Ба Синг Се ещё не успел выветриться из памяти.
Почти сразу Зуко поторопился представить их друг другу, после чего они отправились на другую часть острова, чтобы его покинуть.
Но стоило им ещё совсем недалеко отойти от тюрьмы, как на их пути встал одноногий генерал и его люди. Не желающие выпускать их с острова.
Преградив им путь Райнер дал людям знак занять боевые позиции, а сам встал напротив лорда огня. Все тем же спокойно-скучным голосам, что раньше о доверенной ему ответственности он заговорил.
- Простите, ваше высочество, но прежде чем вы покинете мой остров, я задам вам несколько вопросов. Земля полниться слухами. Далеко не самыми лучшими слухами. И я хотел бы убедиться, что поступаю правильно, поддерживая вас.
Обманчиво легкомысленно Зуко опустил руки, давая понять, что он не хочет драться. Увидев такой жест, Райнер тут же подал сигнал к нападению. Ожидавший такого поворота событий Зуко, среагировал мгновенно. Спустя всего минуту все его враги уже были повержены и хозяин огня заговорил с их предводителем.
- Я не хочу лишних жертв, Райнер, и по возможности избегаю насилия, это так. Но не буду колебаться, если в этом возникнет необходимость. ВЫ же это хотели выяснить, генерал?
- Вы проницательны, ваше величество. Все так как вы сказали.
Покидая остров спустя несколько часов, Зуко знал, что это тюрьма в безопасности от заговоров. Райнер был человеком умным и честным, хоть и весьма специфичным. Услышав ответы на все свои вопросы, он окончательно убедился в верности своих пошатнувшихся убеждений. И в благодарность за снисхождение к его выходке, сказал где скорее всего находятся посетившие его заговорщики.
Теперь у хозяина огня был точный курс следующего места в их путешествии. И множество времени для того, чтобы рассказать матери события последних лет.
Прoкoммeнтировaть
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:16:00
Глава 12
Нахноттор, - произнесла она вместо приветствия,
- смерть пошла вам на пользу. Вы стали как-то человечнее.
Алексей Пехов «Основатель»



Неожиданно для Зуко к нему на прием попросился нежданный визитер. Лечащий врач Азулы просил принять его немедленно. Удивившись визиту врача и его необычной неучтивости, хозяин огня распорядился пустить его.
Вошедший доктор даже не пытался скрыть своей взволнованности.
- Ваше величество, я вынужден вам доложить, что твориться неладное.
- Вы говорили, что моей сестре становится лучше.
- Да, так и было. Но всю последнюю неделю она ни с кем не хочет говорить, без конца плачет, а во сне зовет вас, отца и мать. Я не знаю, что делать.
- Как она ведет себя, когда с ней стараются заговорить?
- Никак. Не вспышек агрессии, ни ещё чего-то. Просто молчит и смотрит в пустоту. Вчера вечером и сегодня утром отказалась от еды, я забеспокоился и решил рассказать вам.
Зуко задумался: такое поведение было не свойственно его сестре. Даже тронувшись рассудком, она так себе не изменяла.
- Её врач вы, а не я.
- Да. Но вы все же её брат, может…
Зуко прервал его.
- Сходить и накормить её?
- Нет, ваше высочество, поговорите. Может она вас выслушает. Послушает.
- Азула никогда в жизни меня не слушала. С чего ей начать сейчас?
Не смотря на слова Зуко, врач продолжал говорить. Он не боялся и не трепетал пред государем. Что в принципе было объяснимо. Человек, постоянно находящийся с умалишенными, не мог переживать из-за разговора с нормальным человеком, пусть и столь высокопоставленным.­
- Принцесса изменилась. Она послушает вас, если вы придете.
- Хорошо. Когда будет время, я приду.
Врач поклонился, после чего ушел.
Принимая следующего визитера, Зуко уже пытался перепланировать свой день.
Закончив с приемом, хозяин огня посетил собрание министров, а уже потом направился к сестре.
Там он уже был несколько раз и раз в месяц читал отчет доктора о её лечении.
Зуко никогда сильно не любил сестру. Близки они тоже не были. В детстве они, как и большинство других детей, соперничали за внимание родителей. Потом было его изгнание. Её возвышение. После Ба-Синг-Се, они волей не волей начали больше общаться. За всю жизнь это был самый теплый период их общения. Но и тут их никак нельзя было назвать супер братом и сестрой. О том, что было после его предательства относительно Азулы, Зуко вспоминал без удовольствия.
И все же, Азула была его сестрой. Единственной сестрой. Хотя бы попытаться решить её проблему, было необходимо.
Отложив все дела, Зуко отправился к сестре сразу после заседания министров, по дороге усмехаясь, что встречи с родственниками как-то зачастили.
Комната, в которой жила Азула немногим отличалась от тюремной камеры, разве что здесь было стерильно и чисто. Хотя сумасшедший маг огня не мог содержаться в другом помещении: вероятность побега, поджога и самовреда были слишком велики.
Прежде чем принцесса обратила на него внимание, хозяину огня пришлось сесть рядом с ней.
Она молчала, и в её глазах Зуко не заметил ничего знакомого. Они поблекли и погасли, стали какими-то мертвыми...
Поза Азулы тоже была ему не знакома. Босые ноги она пожимала к груди и обнимала их руками, полностью закрытыми растянутыми рукавами длинной кофты. Волосы растрепанны и лежат на плечах и спине, почти полностью скрывая лицо.
- Ты изменилась.
Глупая реплика. Но сказать что-то другое Зуко не мог. Не получилось. Глаза метались по фигуре сестры, постоянно отмечая какие-то детали. Волосы отросли, и уже не заметно, что они были не пойми как обрезаны. Ещё эти же самые волосы засалены, но расчесаны.
Голос Азулы так же звучал безжизненно. Но по привычке, перед тем как начать говорить она усмехнулась краешком губ, чем напомнила саму себя.
- Ты тоже изменился.
Она безжизненно смотрит в сторону и совсем не двигается, а он не знает, что говорить. Его сестра не должна быть такой, не может. Азула сильная, даже слишком, насмешливая, властная, коварная! А сидящая рядом девушка ничем её не напоминает. Азула стала тенью самой себя.
- Зуко, а когда будут цвести огненные лилии?
Её неожиданный вопрос оторвал его от раздумий. Азула редко называла его по имени, особенно когда они были вдвоем. А тут ещё и спросила о цветах! Обычно она на них не обращала внимания.
- Пару дней назад распустились. А что?
- Просто уже давно не выходила из этой камеры. А так хочется увидеть зеленую траву, солнце, почувствовать аромат цветов, услышать, как поют птицы.
Обычно Азула была далека от сентиментальности. Но сейчас она слишком не была собой. Поэтому Зуко поверил ей.
В конце концов и он сам постоянно бежит из духоты комнат дворца в сад или ещё куда подальше, чего уж говорить об Азуле, которая кроме этой комнаты и прилегающей к ней уборной ничего не видела.
К тому же, даже если попытается, она не сможет победить его. Если в битве с кем-то другим она и сможет одержать верх, то над ним нет. Он постоянно практикуется, а она уже довольно давно даже не двигалась много.
- Тогда пойдем.
Поднимаясь на ноги, Зуко протянул сестре руку. Она посмотрела на него пораженными глазами. Она не верила в происходящие, но руку приняла.
Поднявшись на ноги, принцесса рефлекторно выпрямилась. Спина после долгого сидения затекла, но про себя Зуко заметил, что, не смотря на гордо вздернувшийся подбородок, перед ним была не так Азула, которую он знал всю жизнь. Но многие её прежние привычки и рефлексы остались прежними, что радовало.
Осматривая её ещё раз с ног до головы, Зуко заметил ещё одну интересную деталь. Ноги сестры были не только босыми, но и голыми, да и потрепанная кофта тоже имела очень и очень не презентабельный вид.
Как на зло, на нем не было ничего, что можно было бы снять. Надеяться, что в лечебнице есть хоть какая-то приличная одежда, особенно надеяться не приходилось. Но не отказывать же ей в уже обещанной прогулке! Это было бы жестоко. Придется придумывать что-то по ходу мероприятия.
Врач, оказывается, караулил у самой двери. И увидев, что брат и сестра вышли вместе, немного сконфузился.
- Не волнуйтесь доктор, я верну её вам позже.
Уходя прочь, Зуко вел младшую сестру за руку, впервые в жизни. По коридору раздавался только шум от стука сапогов хозяина огня, но сам Зуко слышал ещё и шлепанье босых ног сестры.
Чтобы хоть как-то одеть её, Зуко потребовал у одного из охранников длинный плащ. С обувью, к сожалению, так ничего решить и не удалось.
Но сейчас это Азулу не так уж и волновало. На улицу она почти выбежала и закружилась вокруг себя, смотря на небо и улыбаясь.
Такой реакции Зуко не ожидал. Но взяв себя в руки, обратился к сестре.
- Я хотел показать тебе куда более красивое место, чем больничный двор.
Азула не ответила. Только подбежала к нему и взяла под локоть, как это уже предложил брат.
Зуко уже решил, куда поведет её. Неподалеку была роща и поле, сплошь усеянное огненными лилиями. Оттуда будет не трудно добраться обратно в лечебницу.
Странное поведение сестры его пугало, но в тоже время, в этой, почти не знакомой девушке, было что-то от его Азулы и кроме внешности.
По полю они бегали словно дети. Друг за другом, за бабочками, ещё за чем-то. Это особенного значения не имело.
Они почти не говорили, больше смеялись. Утомившись, хозяин огня и принцесса огненной нации развалились прямо на земле.
Отдышавшись, Азула перевернулась на бок и начала пристально рассматривать лицо брата. Примерно через минуту, она провела пальцами по золотому венцу в его волосах.
- Подумать только. Из-за этого куска металла мы чуть не поубивали друг друга.
- Жалеешь, что ты не выиграла?
- Нет. Уже нет.
Она ответила сразу, что давало понять, что Азула честна и долго над этим думала.
- Иногда ты начинаешь ценить что-то только тогда, когда потеряешь, - задумчиво начала принцесса.
- Понимаю.
- У меня так было со свободой. Мне всегда можно было делать все, что хочу: я не знала, как можно жить иначе и не обращала на это внимание. Мне некогда было смотреть на что-то меня окружающие. Все поглощала жажда власти… Думала, что власть сделает меня счастливее. А на деле, Зуко, ты намного стал счастливее с тех пор как стал хозяином огня?
- Нет. Наоборот, раньше было намного лучше.
Они замолчали. Потом снова заговорили. Удивительно, но разговор давался легко.
А потом Зуко неожиданно и для себя, и для неё, решил не возвращаться в лечебницу, а пойти во дворец.
Азула несла огромнейший букет огненных лилий, чему Зуко тоже удивился. Никогда прежде он не замечал за сестрой чего-то подобного. Но ничего говорить не стал.
Стража не узнала свою принцессу, никто из слуг и других обитателей дворца тоже. Чему Азула даже была рада. Приводя себя в порядок, она сама так сказала.
Было уже совсем поздно и пора ложиться спать. Ещё раз удивив Зуко, Азула не захотела идти в свою комнату, а попросилась остаться. Пожав плечами, Зуко согласился.
Пусть даже все, что было сегодня окажется ложью и она вынашивает очередной хитроумный план, во сне она его не придушит. И не потому что, Зуко чутко спит (он действительно так спит). Такое слишком даже для Азулы.
Уже за полночь, Азула разбудила Зуко. Она плакала и кричала во сне. Зуко пришлось приложить немалое усилие, чтобы разбудить сестру. Очнувшись, она, так и не придя до конца в себя, продолжила рыдать, теперь уткнувшись ему в плече. Что сказать, и нужно ли было что-то говорить, Зуко не знал, поэтому молчал, гладя сестру по голове.
Только после того, как Азула полностью успокоилась, Зуко спросил:
- И так каждую ночь?
Она долго не отвечала.
- Почти.
- Когда это началось?
- Через несколько месяцев после моего поражения. Но не так сильно. А ещё в день своей несостоявшейся коронации, я видела маму.
Зуко почувствовал, что о последнем она хочет ещё что-то сказать, но решил поделиться собственными мыслями.
- Наша мать все ещё жива.
- Как? – задавая этот вопрос, принцесса отодвинулась от него так, чтобы смотреть в глаза.
- В день затмения, отец хотел задержать меня и рассказал это. Но где она так и не сказал ни тогда, ни когда я пытался заговорить об этом вновь.
- Жаль. Я бы хотела её увидеть, и папу тоже.
Ненадолго задумавшись, Зуко отвел взгляд, но все решив, снова посмотрел ей в глаза.
- Я скоро покину дворец на некоторое время, поэтому не смогу организовать вам встречу. Но потом постараюсь. Если ты пообещаешь слушаться врача.
Азула рассмеялась. И заверила брата, что будет очень хорошей девочкой. Во что он так и не поверил.
Всё бы так и закончилось, не будь в этой истории ещё одного момента…
Катаре доложили, что её муж привел во дворец какую-то девушку и провел с ней ночь. Злая и сгорающая от ревности, маг воды пошла немедленно разбираться. И поймала мужа с поличным.
На его постели действительно сидела девушка. Только вот её наружность была Катаре более чем знакома. И она имела право здесь находиться в любое время дня и ночи даже по дворцовому протоколу.
Увидев её посекундно меняющие цвет лицо, брат и сестра все поняли и синхронно рассмеялись. А Катара не выдержала убежала в слезах...
Прoкoммeнтировaть
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:14:58
Глава 11
Я все равно останусь с ним,
а он – со мной, и – что там какая-то смерть!
– даже брак не разлучит нас!..
Ольга Громыко «Профессия ведьма»



На следующее после встречи с отцом утро Зуко не вышел из своих комнат. К себе хозяин огня так же никого не допускал. Даже от еды отказался.
Уже после полудня об этом доложили Катаре. Обычно спокойная и добрая госпожа разозлилась. Слуге пришлось выслушать гневную речь о том, что о таких вещах ей следует узнавать не самой последней.
Спустя меньше чем пол часа, она уже держала поднос с едой и бесцеремонно направлялась в покои Зуко.
Возражения, что господин не велел к себе пускать, были прерваны. Такого от до сих пор послушной и скромной Катары не ожидали, но не повиноваться не посмели, поэтому к спальне мужа маг воды подошла почти беспрепятственно.
Зуко, неодетый, сидел на кровати уткнувшись лицом в ладони. На появление Катары он не отреагировал.
- Я сказал оставить меня в покое.
Голос Зуко был стальным. Он не сомневался в своих словах. Злость помогала ему откидывать все страхи и сомнения. Его голос, уже привыкший повелевать, стал голосом истинного властителя-самодерж­ца.
В этот миг Катаре вспомнился её диалог с Азаем. Сейчас Зуко был невероятно на него похож. Но это не спугнуло Катару.
Сегодняшний поступок Зуко, как нельзя более красноречиво говорил, что ему нужна помощь. И эту помощь могла оказать ему только она.
- Нет, не оставлю.
Услышав её голос, Зуко поднял голову. Он выглядел уставшим, но это не мешало ему начать говорить с насмешкой.
- Что, у них не хватило фантазии на большее, чем послать тебя ко мне? Так передай, что не поможет.
- Я пришла сама. Меня никто не посылал.
- В лекции на тему собственной безответственности не нуждаюсь.
Почти выплюнув последнюю реплику, Зуко откинулся на спину. Прежде чем ответить, Катара нашла куда пристроить поднос с едой, а потом нависла над ним.
- И не думала, говорить нечто подобное. Лучше расскажи, что тебя беспокоит.
Приоткрыв глаза, Зуко встретился с ней взглядом. Не увидев там ни капли осуждения или гнева, он все же решил рассказать ей, что думает. После того, что он сказал вчера, хуже уже не могло быть. Так что, будь, что будет.
Ненавязчиво отстранив её, Зуко сел. Потом отодвинулся назад так, чтобы касаться спиной изголовья. Катара тоже пододвинулась ближе.
- Я и не думал, что его нежелание говорить со мной так расстроит. Мне казалось, что я смог избавиться от желания быть к нему ближе. Но почему-то я никак не могу перестать, об этом думать…
- Что он тебе сказал?
- Что я не должен сомневаться в своих решениях.
- Ну, это же все таки совет… - Катара хотела ещё что-то сказать, но Зуко её прервал.
- Не нужно меня утешать, Катара. Моему отцу плевать на меня, а его слова это только лишний раз доказывают.
- Я тоже сходила к нему вчера, и мне показалось, что все не так, как ты говоришь…
- Ты была там?
Резким движением, он приблизился к ней, схватив за плечи. Глаза полыхнули непонятным блеском.
- Да. Я волновалась за тебя. И…
- Спасибо. И извини меня. Я думал, что ты возненавидишь меня после того, что я вчера сказал.
- Не нужно извиняться. Я все понимаю. Просто накипело. Да и не чужие мы друг другу.
- Катара, факт нашего брака не обязывает тебя…
- Я знаю. Это не из-за обязательств, или ещё чего-то. Я просто хочу так делать.
Впервые с момента начала их разговора, Зуко улыбнулся не через силу. Ему стало легче. Хоть держать себя у него с самого начала не было сил, теперь он перестал даже пытаться: слова Катары успокоили и решили несколько давно наболевших вопросов о ней и их отношениях.
К работе хозяин огня так и не приступил. А хозяйка огня ушла от него только утром, с невероятно счастливым лицом.
Прoкoммeнтировaть
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:14:27
Глава 10
Не важно, что способствовало твоему рождению
И твоей жизни до сего дня, - ты получил глаза и мозг
И способен судить. Не позволяй никому, даже мне,
Вешать тебе лапшу на уши. А когда придет время,
Если оно придет, сделай собственный выбор, черт побери.
И плевать тогда будет, что случилось раньше.
Роджер Желязны «Принц Хаоса»



Звук от шагов Зуко эхом раздавался по тюремным коридорам.
Не смотря на готовность к предстоящему разговору, Зуко волновался. Он не был у отца со дня своей коронации. Тогда отец вел себя высокомерно, даже не смотря на свое положение.
Дверь в камеру несостоявшегося короля феникса скрипнула, пропуская вовнутрь визитера. От света факела Азай поморщился, его глаза давно не видели света.
- Долго же ты думал, чтобы прийти. Я слышал, ты женился. Следует поздравить.
Даже не стоило сомневаться: он не мог измениться и не захочет помочь. Не дожидаясь, когда сын что-то, Азай продолжил говорить. Было очевидно, что молчание ему наскучило.
- Или твоя прелестная женушка тебе так надоела, что ты решил узнать у меня что же делать?
- Нет, не надоела. Но я действительно не знаю, что делать.
Зуко заговорил неожиданно для себя. Тон отца одновременно злил, но и будил далекие, детские, тщательно убиваемые чувства.
- Я чувствую себя виноватым перед ней. Я отобрал у неё привычную жизнь. Счастье. Свободу. Я…
- Никогда не сожалей о своих поступках. Сделанного не воротишь. Что правильно, а что нет решаешь только ты. Ты хозяин огня, выше тебя никого нет. Большей справедливости и истины, чем произносимая тобой, не существует. Никогда не оглядывайся и не позволяй кому-то руководить тобой.
Монолог Азая, прервавший речь Зуко звучал в этих стенах крайне странно. Но это не помешало Зуко увидеть пропасть, разделяющую их. Отец, не смотря на свое положение, сохранял невероятное внутреннее достоинство. Величие, некогда внушавшее трепет в сердца всех тех, кто его встречал, не исключая и самого Зуко; а сейчас это неуловимое чувство заставляла трепетать стражу.
- Но как так можно? Принимать решения, не задумываясь о других? Это же эгоизм и путь к краху…
- Убирайся. Я не желаю тебя видеть. Не появляйся, пока не поймешь того, что я сказал. До тех пор нам не о чем говорить.
Зуко опешил. Попытался высказать отцу всё, что думает. Но только лишний раз доказал и себе, и ему собственное бессилие.
Злой, казалось до невозможного, Зуко ушел обратно. К довершению картины по пути ему встретилась Катара.
Гнев от несостоявшегося разговора с отцом целиком выплеснулся на неё. Только высказав всё, что накипело, Зуко понял, что натворил. И сразу же поспешил удалиться. Его будто окатили холодной водой. Пламя гнева сменилось не менее жгучим пламенем стыда.
Оставшись в одиночестве, Катара сначала хотела разрыдаться и убежать. Но что-то, ещё сильное, в её душе не дало ей этого сделать. Впервые за долгое время в душе зажглась решимость.
Дождавшись темноты, Катара тайно покинула дворец.
Тяжелый багровый плащ скрыл лицо и такое же тяжелое платье. Эта же одежда не дала понять встретившейся страже пасов магии воды.
Наудачу Катары было полнолуние, и, неожиданно для себя, она невероятно легко использовала магию крови. Обычный психологический барьер и совесть отступили, под действием казалось уже забытого чувства решимости.
От её легкого магического касания стража падала на пол, забываясь в колдовском сне.
Стоило тяжелой двери со скрипом отвориться, как из глубины камеры раздался низкий мужской голос с легкой хрипотцой.
- Я ждал тебя немного позже.
Ждал… Её… Как?
- Подойди поближе, я хочу увидеть твое лицо.
Будто под гипнозом, Катара подошла к решетке темницы. Неясный свет факела осветил лицо человека, некогда бывшего её ночным кошмаром.
- Даже твоё лицо похоже на её.
- Похоже на чье?
- На лицо Урсы. Ты такая же, как она. Во всем… Хочешь угадаю зачем ты решила сюда прийти?
Не дожидаясь ответа Катары, Азай продолжил говорить.
- Ты не понимаешь, как я мог отказать Зуко в совете. Сейчас наверняка хочешь сказать, что я не знаю как ему трудно и как ему нужна помощь. Настолько, что он даже соизволил прийти ко мне. Скорее всего ты хочешь сказать ещё много всего в том же духе. Но не стоит. Я и так тебе отвечу. Я не стал говорить с Зуко, потому что он ещё слишком многого не понял. И главное, он ещё не понял: кто он есть и кем хочет быть. Пока он этого не поймет, мои слова не будут иметь никакого значения. Теперь ты наверняка хочешь спросить почему я говорю это тебе.
На этом бывший лорд огня замолчал почти на минуту, давая своей собеседнице вникнуть в смысл сказанного. А потом посмотрел ей прямо в глаза, отчего девушка едва не начала трястись. Настолько пронзительным был этот взгляд. Побежденные так не смотрят, это был взгляд победителя и властителя.
- Ты не политик, хотя в твоих руках и есть власть. Ты и не воин, хотя силы тебе не занимать. Но ты и не кукла в чужих руках. И от тебя немало зависит в том, что будет дальше. А уже в ближайшем будущем мир измениться до неузнаваемости. И от того, как отыграете свои роли ты и Зуко, зависит очень многое. Думаю, ты и сама это понимаешь. Когда у тебя появятся новые вопросы, приходи. А сейчас оставь меня.
Катаре не пришлось повторять, она ушла быстро и почти бесшумно. Только послышался шорох её платья, а вслед за ним скрипнула тяжелая дверь. Шагов в коридоре уже не было слышно.
Прoкoммeнтировaть
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:13:43
Глава 9
Повернитесь лицом к своим страхам и сомнениям,
И новый мир откроется для вас.
Роберт Кийосаки.


В последнее время Катара начала часто задавать себе вопрос: «А возможно ли счастье?». Могут ли они с Зуко стать семьей в нормально понимании этого слова? Или так и останутся ни друзьями, но и ни врагами, навеки прикованными друг к другу.
Пока не помогло даже её отчаянное решение привязать его хотя бы к своему телу. К этому пункту масла в огонь подлила ещё одна запись из дневника Мей:
«Ни для кого не является секретом, как половое влечение может влиять на человека, особенно на мужчину. А если мужчина ещё и молод, то действие удваивается. Половая любовь играет огромнейшее место в нашей жизни.
Всё это я прекрасно знаю. И сейчас подумываю воплотить на практике.
Последнее время Зуко всё сильнее страдает от желания. Порой он совсем уж бесцеремонно уходит из комнаты, заметив лишнюю полоску моей кожи.
Пришло время дать ему то, чего он так жаждет. Сегодня я готова изменить нашу жизнь»
Возможно, поэтому Зуко её избегает. Его сердце навсегда отдано Мей, а рядом с Катарой его держит только долг.
Катара задавала себе множество вопросов о собственной привлекательности, нужности, достоинстве. Все комплексы и сомнения вылезли, как в нельзя более неподходящие время. Но появиться в другой момент они и не могли. Тогда не было ни причин, ни времени для таких глобальных размышлений.
Катара чувствовала, что почти сломалась. Происходило страшное: она теряла надежду быть счастливой. А хуже этого, как известно, ничего нет.
Слуга пригласил Катару пройти в сад, где её уже ждал Зуко. Как выяснилось, ждал весьма условно. Он почти лежал в беседке и прибывал в глубочайшей задумчивости. Такой, что забыл не только про остывший чай, но и про то, что послал за женой.
Её появление Зуко тоже не заметил. Слишком интересными были его мысли. Катара решила его не беспокоить и посмотреть, что будет дальше.
Спустя несколько минут, Зуко резко сел и схватился за голову. Сквозь сжатые зубы послышались не членораздельные звуки.
- Что-то случилось, Зуко?
- Да, нет, да… - Окончательно потерялся в происходящем и словах хозяин огня.
- Я запутался... Не знаю, что нужно делать. Последнее время, я всё больше неуверен, что всё делаю верно. С тех пор, как я стал хозяином огня, на мою жизнь было совершенно уже десять покушений…
- Конечно же ты всё делаешь верно, Зуко. Ты ведь помогаешь миру вновь обрести порядок…
- Ты не понимаешь, Катара… Война хоть и принесла стране огня множество бед, но всё же народ был счастлив. Они точно знали, зачем им жить, кто они. А что теперь? Мои люди растеряны, всё то, для чего они жили, оказалось ложью. Герои – злодеями. Из самой преуспевающей нации мы стали проигравшими войну тиранами. Что мне нужно говорить моим людям? Как им жить дальше?.. Стать посмешищем и умереть, идя на поводу у царя Земли, который большую часть жизни был марионеткой, а теперь всеми силами держится за обретенную власть? Что делать ни в чём неповинным людям? Ты можешь мне сказать?
От такой пламенной речи, Катара растерялась. Она не знала, что говорить. Такого Зуко она никогда ещё не видела. Сейчас, он, казало, не был собой. Вместо доброго юноши-подростка на его месте появился отчаявшийся человек. Не ребенок, но ещё и не взрослый.
Хотелось обнять его, забирая всю боль и печаль. Разделить с ним его ношу. Но Катара боялась к нему прикоснуться. Слишком чужим был рядом сидящий человек.
Посмотрев на неё несколько секунд. Зуко отвел взгляд в сторону и продолжил говорить уже мягче.
- Я уже несколько дней думаю над этим. Но не могу решить, стоит ли…
Недоговорив до конца, Зуко остановился. Немного отошедшая от шока Катара решила поинтересоваться, что именно не может решить её супруг.
- Что стоит ли?
- Навестить моего отца в тюрьме. Чтобы я о нем не думал, а он был хозяином огня на протяжении многих лет. И за это время нация огня стала ощутимо сильнее.
- Ты думаешь, он сможет тебе помочь?
- Почти в этом уверен. Только не знаю, стоит ли это делать.
Катаре стало невероятных сил дать ответ, но она всё же это сделала. Она слишком хорошо поняла, насколько Зуко нужна помощь. А так же, что не сможет оказать ему нужную поддержку.
- Иди. Так будет лучше для всех.
В этот день они оказались особенно чужды друг другу. Но в то же время почувствовали невероятную духовную близость.



P.S. вобщем воть, написала сегодня проду. Не знаю как получилось. Решила, что пусть уже будет. Даже перечитала всего раз, так что смотрите, что у меня получилось с пылу с жару.
Прoкoммeнтировaть
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:13:10
Глава 8
Сомнения – червя советник наш худой
А неуверенность в самом себе – отрава.
Г. Гейне.


Зуко сидел в беседке в саду и думал. Думал над своей жизнью. Время, выделенное планом Соки на завершение дел почти истекло. Скоро им с Катарой нужно будет покинуть дворец и отправиться в небольшое путешествие.
С одной стороны, Зуко был очень рад предстоящей возможности вырваться из убивающей его повседневности. С другой стороны, он опять же был доволен возможностью посмотреть положение дел в стране. Но с третьей стороны были их трудные отношения с Катарой. От одной мысли о браке голова начинала идти кругом.
Последнее время хозяин огня задался вопросом: а возможно ли вообще что-то изменить? Возможно ли перевести их отношения на новый уровень, как любят выражаться в романах.
От безысходности Зуко даже начал читать эти самые романы. Мало ли может, может найдется хоть какая-то подсказка, недаром же женщины их так любят! Но романы не только не помогали, но и приводили в ещё большее уныние.
Там в основном у героев была невероятная любовь, к которой они оба стремились, преодолевая все трудности, будь то огнедышащий дракон, не согласие родственников или социальное положение.
Их случай был другим: нужно было преодолеть не трудности по пути к словам «и жили они долго и счастливо» или «нет повести печальнее на свете», а достигнуть той самой «внеземной любви» в идеале, ну или просто взаимопонимания. Можно и подобия любви, да чего угодно лишь бы их брак перестал быть бременем.
Пусть они поженились не по любви, но и чужими друг другу не были. Так почему же они отдаляются семимильными шагами?
Зуко понимал, что запутался, понимал, что его силы на пределе. Он старался угнаться за всем сразу. А ещё он, как и любой человек, мечтал о счастье. Счастье личном, не как хозяин огня, а как просто Зуко. Но долг правителя не давал ему достигнуть этого самого простого счастья. И ещё он уже, наверное, для всех перестал быть просто Зуко.
Даже друзья, те кому он больше всего доверял те, благодаря кому смог вырасти, понять реальность, стать самим собой, начали отходить на второй план. Хотя после свадьбы, Зуко уже сомневался, есть ли у него друзья.
Аанг его если не ненавидит, то ни за что не простит. И скорее всего, если бы не Катара уже бы убил его, как и обещал в день коронации, что если Зуко не выдержит власти, станет таким же как отец, то Аанг, как аватар, должен остановить его.
Сока тоже усомнился в своем друге, хоть и не показал этого. Он хоть и был блестящим стратегом, справедливым начинающим политиком, но махинаций с чувствами не принимал. Сказывался опыт трагичной первой любви.
Тоф…Тоф она, конечно, такая Тоф. На все розовые сопли ей плевать с высокой колокольни. Но Тоф, как человек чувствующий, когда люди лгут любила правду. Притворство её простой душе вообще было чуждо. Хотя из них всех она лучше всех понимала ситуацию Зуко. Тоф, казалось, и не осуждала их. Но точно сказать было нельзя, как и угадать, что же на уме у этой своенравной девочки.
Что же касалось Катары, то о ней Зуко боялся даже думать. Она скорее всего его ненавидит. Слишком многое свалилось на неё из-за него. Слишком многого он её лишил.
Хотя иногда им было хорошо вместе. В те редкие дни, Зуко не чувствовал вины перед ней. Они просто гуляли, говорили обо всем и ни о чем. Шутили, дурачились, напрочь забывая о том, кто они. В эти редкие дни Зуко снова начинал верить, что счастье возможно.

P.S в общем сколько я не билась так ничего путнего и не вышло. Так что пусть будет так. Не пишиться эта работа что-то совсем, даже не знаю, что и делать.
Прoкoммeнтировaть
RE: Эпоха возрождения Вениа 10:12:35
Глава 7
Дневник Мей стал для Катары настоящей настольной книгой. Как оказалось, большая часть происходящего во дворце носило циклический характер. Ещё Мей написала очень точные характеристики на большую часть придворных. Все хоть что-нибудь значащие люди были описаны очень метко, а многие ещё и зарисованы. Зачем такую базу данных создала себе Мей, оставалось загадкой, но Катаре это очень помогло.
Постепенно маг воды привыкла к тому, что её смуглую кожу стараются выбелить всеми возможными способами. Хоть лицо по-прежнему чесалось от пудры, терпеть её стало легче. Тяжесть золотого венца в волосах стала совсем привычной, так же как и камень обручального ожерелья на шеи, хотя на ожерелье Катара часто смотрела с тоской особенно по вечерам.
Проводя одинокие ночи у пруда с утко-черепахами, Катара особенно много думала о своем браке. Днем они с Зуко почти не виделись. Церемониальные обеды свиданиями, она даже считать не хотела.
Редкий день, когда Зуко выделял пару часов в своем плотном графике, чтобы погулять с ней. Обычно в эти же дни он приходил к ней в спальню. Хотя со спальней была отдельная история, не менее печальная, чем обычное общение.
Несмотря на, казалось бы, успех первой брачной ночи, Зуко мучился морально. Катара видела, каких душевных мук ему стоила каждая ночь. По утрам, когда он уходил, она плакала от отчаянья, зная, что следующие несколько дней он будет избегать её ещё больше обычного, а при встречах не будет смотреть в глаза.
Их отношения были невероятно натянутыми. А главное оба не знали, что с ними делать, хотя делать было что-то необходимо.
И Зуко, и Катара с сожалением понимали, что, несмотря на всё то, что волей судьбы им уже пришлось сделать и пережить, они по-прежнему были всего лишь подростками. Да пусть умнее и опытнее многих. Но всё же опыта ведения отношений у них было раз два и обчелся. А героическая судьба только ещё больше поспособствовала профанству в области любви. И от безысходности положения оба уже хотели биться головой об стену.
Вспоминая, что большую часть проблем можно решить с помощью разговора оба понимали, что не готовы говорить. И не из-за недоверия или скрытности. Просто они сами ещё себя не понимали. А как можно говорить с другим о том, в чем ещё и сам не разобрался?
Катара в растерянности бросалась к дневнику Мей, стараясь найти там хоть какую-то зацепку о том, что можно сделать. Или как можно хоть немного уменьшить дистанцию между ними, чтобы сблизиться хотя бы немного. Привести отношения к тому состоянию, какое было в конце войны. К тому бесконечному доверию и сотрудничеству.
Но Зуко мучила совесть, а Катару новая жизнь, поэтому они стояли по разные стороны пропасти. Ничего удивительного, что их начали посещать печальные мысли о поспешности решений, об ошибочных суждениях и даже несовместимости стихий.
Зуко ещё будучи мальчиком усвоил простую истину, что для наследника трона брак по любви это почти невозможно. Всё же правитель, это в первую очередь ответственность и холодный расчет, а чувства… чувства - это слишком по-человечески. Это не то, что должно волновать правителя.
Входя в подростковый возраст, Зуко уже свыкся с мыслью о браке по расчету, но когда этот самый брак произошел, его замучила совесть. Ведь Катару то никто не готовил к такой жизни, а он сделал её птицей в золотой клетке. К тому же, относиться к ней цинично он не мог, всё же Катара его друг, дорогой товарищ.
Поэтому он так мучается, приходя к ней в спальню. Мучился от осознания того, что они делали. Каждый раз идя с ней на прогулку, а потом провожая в покои, он обещал себе, что увидь он хоть какие-то признаки отказа - уйдет и больше никогда к ней не прикоснется. Но отказа не было, напротив Катара, казалось, с радостью пускала его к себе в постель и пускала бы чаще, соизволь он приходить.
Катар не выглядела жертвой вообще, хотя счастливой её тоже было трудно назвать. Он, незаметный для неё, наблюдал за её жизнью, старался максимально облегчить её существование, сводил к минимуму правила протокола и уменьшал число обязанностей, стараясь дать Катаре как можно больше свободного времени.
Зуко понимал, насколько мучительно было свободной Катаре жить под постоянным надзором, прятать искренние побуждения и эмоции, врать, вести светские беседы. Зуко винил себя за то, что не подумал об этом раньше, до свадьбы.
Для него такая жизнь была слишком естественной, и её неудобства он привык воспринимать как неприятные мелочи, которые легко обойти при необходимости.
Была поздняя ночь, все во дворце уже давно спали. Один только хозяин огня неспешно ступал по коридорам дворца. Сегодня он в очередной раз засиделся за работой.
Звук от его шагов эхом разносился по коридорам и доставлял Зуко удовольствие. Спящий дворец ему нравился, иногда он специально засиживался допоздна, чтобы послушать эту тишину. Проходя мимо очередной двери, Зуко остановился. Перед ним был вход в комнаты, принадлежащие его жене. Немного постояв, он поддался порыву и вошел.
Катара, как и предполагалось, спала. Когда Зуко опустился на постель рядом с ней, она зашевелилась, сильнее обнимая подушку. Сначала маг огня даже подумал, что ненароком её разбудил, но потом успокоился.
Какая же она всё же красивая…его жена. Несмотря на почти два месяца совместной жизни, Зуко в это не верилось. Воспринимать её как супругу было по-прежнему трудно, хотя он прекрасно понимал, что оно так: лежащая рядом женщина поклялась ему в вечной любви и верности. А зная Катару, он мог быть уверен, что от своих слов она если и отступиться, то случиться это нескоро и при ну очень нестандартных обстоятельствах. Но это касается верности, что же о любви…хм…тут всё намного сложнее…
Посидев ещё немного и подумав о наболевшем, Зуко решил, что утро вечера мудренее. Поэтому едва ощутимо поцеловав супругу в лоб, ушел к себе в спальню.
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 10 февраля 2013 г.
RE: Забавность Вениа 10:23:46
Угу, это какой-то вирус не иначе!
Прoкoммeнтировaть
RE: Забавность Ладан 10:22:09
У меня примерно тоже самое было, возмущение сильное, никогда больше вообще не вспомню о пианино, а теперь, хоть возвращайся назад, по второму кругу.
Прoкoммeнтировaть
RE: Добро пожаловать Вениа 10:18:07
не за что) Ничего ведь не сделала
Прoкoммeнтировaть
RE: Забавность Вениа 10:17:40

Интересно играть на гобое? Всегда мечтала попробовать.
Конечно, интересно. Без привычки трудно несколько, но точно сказать не могу слишком рано начала заниматься, чтобы объективно оценивать.

Я вообще пианистка. Восемь лет училась х)) Тогда ненавидела все, что было связано с музыкой, а сейчас даже скучаю.
То же самое пока те же 8 лет училась. Это была такая каторга. Заканчивая честно кричала, да что б ещё раз взять все это в руки, да ни за что. А два года спустя руки чесаться начали, хочется. И каждый день ведь занимаешься! Хоть и нафиг не нужно!
Прoкoммeнтировaть
RE: Добро пожаловать Ладан 10:14:38
Хорошо, я поищу, спасибо и за это.
Прoкoммeнтировaть
RE: Добро пожаловать Вениа 10:13:53
С удовольствием сказала бы, если бы знала. Это из мультфильма Спит повелитель прерий. Так может и найдется
Прoкoммeнтировaть
RE: Забавность Ладан 10:11:02
Интересно играть на гобое? Всегда мечтала попробовать.
Я вообще пианистка. Восемь лет училась х)) Тогда ненавидела все, что было связано с музыкой, а сейчас даже скучаю.
Прoкoммeнтировaть
RE: Добро пожаловать Ладан 09:53:17
А можно мне название фоновой?
Прoкoммeнтировaть
вторник, 5 февраля 2013 г.
RE: Жизнь после смерти Вениа 11:05:50
Ничего я не бросала и не бросаю. Не люблю я начать и через три главы бросить, скорее просто забываю сюда выкладывать, так как никто не читает. А с Саске там все нормально дальше будет. Нужно не забыть только сюда продолжение скинуть
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 4 февраля 2013 г.
RE: Жизнь после смерти Silense.... 19:59:57
Саске появился Оо не ожидала...
Были опечаточки, но это ни чего :)­
Я очень при многом благодарно Вам Автор, за то что не бросили этот фанфик.
Так и хочется сказать, исчезни Саске, весь кайф обламал xD
Продолжайте в том же духе :)­
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 23 декабря 2012 г.
RE: Взято: Статья. Вениа 07:08:14
Сравнивать можно на самом деле, что угодно. Хотя эти две манги довольно разные, но и сходств у них достаточно. И не знаю, чем такой анализ может быть не верным.
Статья самая, что ни на есть обыкновеннейшая и хоть на какую-то объективность логично, что не рассчитывает. Но написано довольно забавно.
Думаю, тут несколько разное отношение к персонажам у нас включается, ну и разница в восприятии тоже. Я наверное уже просто смирилась с тем, что в Наруто гении никак не могут выжить, уже потому что они гении. В бличе же как таковых "чистых" гениев нет. Но это я уже лезу в различность между мангаками и их восприятием мира. Читая интервью обоих можно довольно многое понять о самих людях. И у меня Тайто вызывает очень глубокое уважение, а Кишимото напротив.

Блич для меня состоит в отдельной категории.
Немного не понимаю, что это значит

Очень жаль, что автор идет на крайние меры для поддержания своей манги...
Это всегда печально. Видеть, как коммерция берет верх над творчеством, пусть даже изначально направленным на зарабатывание денег
Прoкoммeнтировaть
суббота, 22 декабря 2012 г.
RE: Взято: Статья. Irene Wild 17:22:23
На вкус и цвет, но, к сожалению, статья абсолютно безграмотная.
Я уже давно сетую на то, что эти две манги нельзя сравнивать.

А когда в наруто умер мой любимы Хьюга Неджи реакция была на подобе "Ну да, ну ладно. Жаль конечно, но что поделаешь"
Я чуть ли не рыдала, а вот Бьякую было не жалко.
Блич для меня состоит в отдельной категории. Очень жаль, что автор идет на крайние меры для поддержания своей манги...
Прoкoммeнтировaть
RE: Жизнь после смерти Вениа 16:42:06
Глава 18. Ревность

Третий офицер одиннадцатого отряда активно матерился по поводу идиотского поручения. Шедший рядом пятый офицер того же отряда позицию приятеля полностью разделял, но молчал.
То, что собственный капитан свалил на них обсуждение предстоящего дежурства с пятым отрядом, не волновало, а вот то, что им ещё вдобавок сказали привести к капитану Учиха мальчишку выпускника, бесило неимоверно. Где это видано! Да ещё кажется парень не в пятый отряд распределен, да и не к ним тоже.
Зачем он капитану Учиха потребовался оставалось загадкой, что шинигами активно и обсуждали. Сам мальчишка молча шагал следом, не стараясь с ними заговорить. Чем не нравился офицерам ещё больше.
Идти уже оставалось совсем немного, когда на горизонте замаячила знакомая девушка. Икаку при её виде покрепче выругался, а вот Юмичика закричал приветствие.
Девушка повернулась, услышав свое имя. Но вместо того, чтобы пойти к ним навстречу остолбенела. Даже документы выронила, чего за лейтенантом Учиха совсем не водилось. К работе она относилась с не меньшей серьёзностью, чем её капитан.
Проследив её взгляд, Икаку и Юмичика поняли, что уставилась, иначе не скажешь, лейтенант на выпускника. Новичок тоже изменился в лице, хотя до этого демонстрировал полное безразличие ко всему вокруг.
- Сакура?
Он сказал тихо, но лейтенант, то ли услышала, то ли почувствовала свое имя и от этого её начало трясти.
Юмичика уже хотел вмешаться, да и сам парень зашагал к ней навстречу, но дойти не успели оба.
Выпускник отлетел в сторону от мощного удара капитана Учиха, а Юмичика остановился, сразу же как почувствовал приближение реацу капитана. За спиной у лейтенанта уже возник капитан Кучики. Скорее всего, капитаны среагировали на изменение в реацу лейтенанта.
Пока выпускник поднимался на ноги, капитаны переглянулись, и капитан Кучики подхватив своего лейтенанта на руки, исчез.
Учиха, уже не спеша, начал подбирать рассыпавшиеся документы. Выпускник, поднявшись на ноги, весьма нахально и со злобой следил за действиями капитана. Закончив тайчо обратился к стоящим рядом офицерам.
- Пойдемте, дела никто не отменял. Ты, Саске, идешь тоже.
Офицеры одиннадцатого отряда, все ещё под эффектом от произошедшей у них на глазах сцены, в ответ только закивали головами. Но пошли следом. Мальчишка же исполнять приказ отказался.
- Что тебе нужно, Итачи?
- Для начала поговорить и решить, что теперь с тобой делать. Пошли, разберемся у меня в кабинете, незачем устраивать тут комедию. Не вынуждай меня тащить тебя силой.
Икаку и Юмичика поразились тому, как этот пацан разговаривал с капитаном. И то, как сам капитан на это реагировал.
В офисе пятого отряда, их встретила Хинамори. Поздоровавшись с которой, капитан Учиха отдал приказ.
- Напои его чаем, пока я закончу с одиннадцатым отрядом. И отнеси это в шестой отряд. Саске, тебе понятно, что ты будешь делать? Давай без глупостей.
Выпускник фыркнул, но послушался.
Оказавшись в кабинете за столом, капитан устало вздохнул.
- Вот что мне с ним делать, оболтусом? Добиться перевода в ваш отряд, что ли? Так вроде и так весьма удачно попал.
- Учиха-тайчо, а кто это?
- Младший брат. Смывшийся из дома не пойми когда. Это уже о реакции Сакуры. Ладно, что у вас там с дежурством?
Быстро переключившись с брата на работу, капитан быстро расставил все точки над «i». Выслушав, что хочет одиннадцатый отряд, сказав, что хочет сам, что хочет командование и как все это сделать.
Отпустив офицеров, Итачи вернулся к Саске. Пропустив парня в кабинет, Ханамори учтиво удалилась, оставляя братьев наедине.
- Давно не виделись, Саске.
- Давно. Зря я удивился, когда мне сказали, что один из капитанов хочет меня видеть.
- Уже разволновался, а оказалось, что это всего лишь я? – усмехнулся Итачи в том брату. Но быстро вернул отошедшую серьёзность. – Собственно, Саске, давай решим, что делать дальше. Нравится тебе или нет, но нам придется как-то ужиться. А так же не выставлять всех скелетов из шкафов всем на показ. Надеюсь, ты никому не разболтал кто ты и откуда?
- Не нужно считать меня идиотом, никому я ничего не сказал.
- Хорошо. Одной проблемой меньше. Ты, если не ошибаюсь, пятнадцатый офицер второго отряда? Большую часть времени придется проводить в казармах, график работы у этого отряда самый непредсказуемый из всех. Но на выходные и в будни по возможности жду дома. Думаю, ты не откажешься встретиться с мамой, отец иногда тоже появляется. Но часто покидать Совет-46 запрещено.
Итачи остановился, давая Саске возможность все осознать и понять.
- Когда ты стал все так подробно объяснять? Не припомню за тобой такой привычки.
- Послужишь в Готее подольше, поймешь. Я только пост капитана занимаю уже тринадцать лет. И вот ещё что…Сакура. Отложи ваш разговор до более подходящего времени. И прошу так, чтобы никто не слышал. На публике обращайся к ней, как к сестре и веди так же. Вы официально находитесь именно в таких отношениях. Желательно, чтобы неофициально было так же. Мне не хотелось бы скандалов в своем доме. И слухов тоже. И ещё лучше не переходи дорогу Бьякуе. Последние три года они с Сакурой живут почти как супруги. И от официального брака находятся в двух шагах.
- Бьякуя это том, кто унес её?
- Да. Капитан шестого отряда Кучки Бьякуя.
- Значит самый прославленный из тринадцати капитанов и глава одного из четырех благородных домов…. Молодец Сакура.
- Не ухмыляйся так. Она ещё и его лейтенант. И важнейшую роль сыграло именно это.
Итачи внимательно наблюдал за братом. И уже точно знал, не послушает. Наверняка бросит вызов Кучики. Но скорее всего не публично, что уже радует.
Саске все ещё любил Сакуру. Во всяком случае, думал так. Он любил ту, которую помнил, забывая, что за прошедшее время она изменилась, да и он сам тоже. Значило это, что брат сыграет предоставленную ему роль ещё лучше, чем думал Итачи.
Осталось только решить, что делать сейчас. Отвести его домой или оставить здесь. Работы вроде немного и ЧП не предвидится, а если все же случиться, то Хинамори должна сама справиться.
Она его точно поймет, если Итачи решит сейчас остаться, даже сама будет пытаться намекнуть, что не плохо бы отложить дела в сторону и заняться семейными вопросами.
Поэтому тепло, улыбнувшись последней мысли, Итачи ещё раз посмотрел какие документы лежали на столе. Взяв срочные, сказал шокированному Саске следовать за собой. И он на этот раз послушался.
До самого выхода из казарм отряда к Итачи подходили офицеры и рядовые, спрашивали все ли в порядке, интересовались личностью спутника капитана. И всем Итачи отвечал, почти одно и то же и почти с одинаковой интонацией, но все начинали едва ли не светиться от его слов.
Саске недоумевал все больше и больше. Таким он брата никогда не видел. Даже в самых светлых детских воспоминаниях он был более далеким, отстраненным.
Ещё больше Саске удивился, когда они дошли до дома. Он никак не представлял себе такого. Первым же делом, Итачи повел брата к матери. Когда он сказал ей о скором возвращении в семью Саске, Микото разве что не начала прыгать от радости. Чего уж говорить о моменте реальной встречи.
В то же время пока происходило радостное воссоединение семьи Учиха. Капитан Кучики принес свою возлюбленную к себе в поместье.
Эмоции буквально рвали его на части. Он никак не ожидал, что встречу Сакуры с её бывшим мужем воспримет так. Хотя, что такая встреча может быть, он уже давно знал. Он так же понимал, что навряд ли этот человек будет ей безразличен. Тогда в чем дело? Что заставляет его едва ли не шипеть от ярости? Что заставляет почти кинуть её на футон, и плотно сжимая губы, нависнуть над ней почти угрожающе?
Сакура чувствовала его эмоции и понимала их. Хотя ни выражение лица Бьякуи, ни колебания его ре реацу почти не выдавали его эмоций. Но почти жестокость и почти насилие его действий, выдавали князя с головой.
Он никогда даже в самый первый их раз не пытался ей что-то доказывать, завоёвывать. Его любовь была другой. В ней не было мальчишеской порывистости. Неопытности. Желания что-то скрыть.
Не смотря на то, что в жизни для капитана Кучикии иерархия была единственной и неоспоримой системой, в любви он был демократичен.
Хоть порой его беспричинная ревность выводила из себя. Когда дело доходило до случаев, где реально можно было бы ревновать, Бьякуя этого не делал, полностью ей доверяя. Ещё один из парадоксов его характера.
Несмотря на очевидное принуждение, Сакура добровольно ему поддавалась. Отдаваясь добровольно. Полностью смиряясь со всеми не высказанными ультиматумами, даже не пытаясь удерживать какие-то свои позиции.
Она знала, что даже в таком состоянии Кучики бьякуя не опуститься до насилия. Сможет остановиться. Но Сакура так же знала, что винить себя он будет намного сильнее, чем за происходящие сейчас.
Пусть лучше на груди и шеи останется слишком много засосов, а на бедрах синяки, зато потом все можно будет попробовать поправить, главное ей быть достаточно сильной. Ведь она действительно его любит.
Не смогла, не хватило мужества. Стоило капитану опуститься рядом с ней, Сакура встала, торопливо оделась и убежала.
Смотря ей в спину, а затем, слыша шум шагов, Бьякуя боролся с двумя деланиями: разрыдаться и догнать её. Но если первого не позволяла сделать гордость, то невозможность второго он понимал так же, как совсем недавно его понимала она.
На следующий день Сакура не пришла на службу. Бьякуя прекрасно понимал насколько тяжело им теперь будет посмотреть друг другу в глаза, но все же до последнего надеялся, что она придет и как-нибудь они смогут помириться. Но зато на столе, хотя бы не возникло заявления об уходе, чего капитан шестого тоже немало опасался.
На собрании капитанов Итачи сказал, что она не ночевала дома. Учиха выглядел невероятно обеспокоенным, что означало, что он не прикрывает расстроенную сестру. Пожалуйся она ему, капитан Кучики слышал бы другие слова и ловил другие взгляды. Но Итачи просто волновался, а не обвинял кого-то.
Хотя лучше бы обвинял. Проще бы было. Бьякуя изводил себя сам. Она мерещилась ему везде. Её присутствие ощущалось, чувствовалось. Из каждого угла Бьякуя слышал её голос.
Хуже всего стало вечером, когда он пришел в свою спальню и опустился на футон. Большой, двуспальный, который с утра он приказал не убирать.
Вторая половинка ложа, казалось, хранила её тепло и запах. На измятой подушке нашлось несколько розовых волосков.
С грустью смотря на пустующее место, Бьякуя вспоминал диалог, здесь же произошедший, после недавнего праздника. В ту ночь они были невероятно счастливы. Разошедшаяся ещё на фестивале Сакура, раскраснелась и смеялась особенно много. Шуточно пиналась, на его попытки поцеловать её ноги. В итоге поцелованы были ступни и пальцы. И он, тоже находясь в приподнятом настроении, неужели заниматься с ним сексом так смешно. Немного посерьёзнев, Сакура сообщила, что сексом они ни разу не занимались, только любовью. И что с ним заниматься чем-то другим невозможно. Тогда он рассмеялся и оставив в покое ноги потянулся за поцелуем к губам.
Сейчас же вспоминая эти слова, Бьякуя не знал, что ему делать. Любимый голос, раз за разом раздающийся в ушах, мучил. Так отвратительно Кучики не чувствовал себя со времени смерти Хисаны. Оставалось только надеяться, что шанс попытаться что-то исправить у него ещё будет.
На следующий день Сакура снова не появилась на службе, что ещё сильнее усугубило душевные муки Бьякуи. И в этот же вечер ему было суждено ближе познакомиться с её бывшим мужем.
Младший брат Итачи подкараулил его на пути к поместью Кучики. Так что бы, что они не делали, их никто не заметил. За что его уже можно было хвалить, особенно, учитывая насколько, парень был зол.
Он был на пол головы выше Бьякуи и значительно шире в плечах. Что давало ему явное преимущество в физической силе.
Обвинениями сыпать Учиха не стал, что в другой ситуации вызвало бы уважение к нему. Но сейчас даже само имя этого человека вызывало раздражение. Хотя винить его в чем-то Кучики тоже не торопился.
- Где Сакура? Что ты с ней сделал? – каждое его слово сочилось ядом. Похоже он испытывал к капитану шестого отряда такие же чувства, что и он к нему.
- Не знаю. Не видел уже давно.
- Ублюдок.
Чего-чего, а получить кулаком по лицу Бьякуя не ожидал. Драка выглядела как-то слишком просто. Более того мордобой был занятием плебейским.
Но размышлять над этим у капитана времени не было, юный Учиха нанес ещё один удар, а за ним ещё и ещё. Бьякуя даже сознался сам себе, что уступает ему в умении драться врукопашную. Тут главе клана Кучики сильно не хватало уроков своей небезызвестной наставницы. О чем очень красноречиво говорили рассеченная бровь и разбитая губа. Хотя несколько успешных ударов капитан тоже нанес.
Не изветно чем бы могла закончиться эта драка, не вмешайся в неё Итачи.
От его меткого удара брат уклониться не смог. И выкрутиться не успел, до того как капитан пятого отряда не потащил его домой, попросив коллегу оставить этот инцидент без должного внимания. Уводимы то ли за ухо, то ли за волосы, то ли за шкирку, Саске злобно шипел и матерился. Но хватка у брата была железной, умение игнорировать ей не уступало.
На эту сцену капитан Кучики не обратил внимания, он уже летел домой в шунпо. С Итачи они поговорят позже, когда ситуация разрешиться. До тех пор лучше свести общение к минимуму.
На следующий день лейтенанта Учиха по-прежнему ни видно, ни слышно. Начинали ползти слухи: несуразные, глупые, близкие к правде. А капитан Кучики, спрятавший так и не залеченные боевые ранения под волосами, впадал во все большую депрессию. Хотя определить это могли только самые близкие к нему люди. Хорошо, что его сестры в это время не было в обществе душ.
К концу рабочего дня в кабинет постучался один из младших офицеров, выделяющийся из всех своим прошлым и происхождением.
Исида Урью всегда собранный и исполнительный, хоть так до конца и не смерившийся со своей судьбой. Сейчас выглядел крайне обеспокоенно и взволнованно.
- Простите, капитан Кучики, но я вынужден вмешаться в вашу личную жизнь. Иначе вы оба сведете с ума друг друга.
Заинтересованный его словами, Бьякуя оторвался от изучения отчета и изогнул здоровую бровь. Поправив очки, офицер продолжил.
- Так уж вышло, что мне известно о вашей с Сакурой ссоре на пустом месте. Орихиме просила не говорить, но вы оба сходите с ума. Если вы согласитесь, то я отведу вас к ней.
- Согласен.
Откуда, откуда, но не от бывшего квинси Бьякуя ждал помощи. Но раз она пришла, то только полный глупец откажется. Хотя он таковой и есть, раз сразу не понял, что раз Сакура не пошла к брату, то вероятней всего будет у лучшей подруги.
Путь до дома четы Исида казалось, длился целую вечность. Подъем на второй этаж и пусть в комнату, где находилась Сакура, даже с подъемом на Эверест сравнить было нельзя.
При виде её сердце начало выплясывать такие пируэты, в вероятность которых у себя Бьякуя уже давно не верил. Сакура не повернулась, хотя в отличие от неё Бьякуя не скрывал реацу.
Капитан тоже молчал, садясь рядом с ней на подоконник. Они так ничего друг другу и не сказали, хотя на языке вертелось столь многое. До того самого момента, пока Сакура ни не выдержала и, уткнувшись ему в грудь, разрыдалась.
Бьякуя уже много раз видел её слезы, как настоящие, так и нет. Плакала Сакура часто и по самым разнообразным причинам. Чистя лук. Читая особенно трагичный момент в книге. Видя смерть любимого персонажа в фильме или просто особенно задевающий душу эпизод. Плакала впечитлившись моментом или вспоминая что-то грустное. Пару раз просыпалась в слезах из-за кошмаров. Плакала над ним, одновременно залечивая раны. Плакала от обиды или досады. Но настолько горькие и страдальческие слезы Бьякуя видел у неё впервые.
Поэтому прижимал её к себе настолько крепко, насколько это было возможно, чтобы не причинять боль ей.
Бьякуя уже давно все для себя решил, осталось только найти способ объяснить это Сакуре. И способ нашелся невероятно простой и понятный.
Его нехитрые движения несли больше смысла, сем смогли бы изложить тысячи слов. Хотя сказать хотелось многое, но её слезы были намного красноречивее всего, что мог бы он сказать или написать.
Бьякуя и сам хотел точно так же расплакаться, и возможно даже позволил бы себе это, не маячь под дверью любопытная Орихиме. Но и без этого, она понимала, о чем он думает.
Плачь, Сакура, плачь за нас обоих. И прости, прости, что я виновен в твоих слезах. Прости за все причинившее тебе боль или неудобство. Поверь, я не хотел этого. Ведь ты самое дорогое, что у меня есть. Так хочется спрятать тебя от лишних глаз. Чтобы никто не посмел прикоснуться или даже посмотреть на тебя.
Я знаю, что такое желание в корне неверно и глупо. Ты не одна из множества моих вещей. Поэтому, чтобы ты не пожелала, я сделаю. Я слишком люблю тебя, чтобы удерживать силой. Но прошу, останься. Останься со мной. Не заставляй мою жизнь в очередной раз заканчиваться. Подари мне ещё немного счастья, ещё немного себя.
Она долго не отстранялась, после того как слезы кончились. И тихие рыдания совсем прекратились. Сакура тоже уже давно знала все свои ответы, а теперь ещё и ответы на те же вопросы Бьякуи. Осталось только сказать то, что они уже поняли. А так же убедиться, что поняли друг друга правильно. И узнать, что будет дальше.
Прoкoммeнтировaть
 


Зазеркалье > Последние комментарии в дневникеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
Подари мне сертификат о.О
Интерестно,ктонибутьь подарит кроЭ ...
пройди тесты:
«…В раю хорошо…А в аду знакомых...
Прости, что не понимала •1 часть•
читай в дневниках:
юра правда умер
да телега ты шо не смотрела ранеток...
Юра жив дурни.

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх