Зазеркалье
свет рождается во тьме
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Займи своё имя.beon.ru, пока оно свободно

Зазеркалье > Эпоха возрождения  26 апреля 2012 г. 14:20:27


Эпоха возрождения

Вениа 26 апреля 2012 г. 14:20:27
Автор: Вениа
Бета: -
Название: Эпоха возрождения
Фендом: Аватар легенда об Аанге
Дисклеймер: все парава пренадлежат тем кому пренадлежат
Жанр: приключения, романтика.
Рейтинг: PG-13
Направления: гет
Пейриг: Зуко/Катара
Предупреждения: ООС.
Размер: Миди
Статус: в процессе написания
Самари: Прошло два года после окончания войны. Все потихоньку привыкают к новому, пока что неустойчивому миру. Мир возрождается, наступило новое время. Станет ли оно долгожданной эпохой возрождения? Или произойдет что-то другое? Такое, чего история ещё не знала?
От Автора: Не планировала писать что-то подобное. Но недавно на уже не знаю какой раз пересмотренные несколько серий этого мультфильма заставили вспомнить о давишнем плане попробовать себя в этом фендоме. Писать я ещё и не думала. Но потом прямо посреди контрольной по алгебре пришло такое вдохновение, что проигнорировать его никак не получилось.

Отличительная черта подлинных государственных деятелей
в том именно и состоит, чтобы уметь извлечь пользу из каждой
необходимости,
а иногда даже роковое стечение обстоятельств повернуть
во благо государству.
В. Гюго.

Глава 1.
Хозяин огня задумчиво смотрел на заходящие солнце. Казалось, что сейчас его жизнь точно так же заходит за горизонт. А виноваты в этом маразматики из совета генералов и святоши из храма огня. Хотя и правителей других стран забывать тоже не приходилось.
Все они следят за ним, пытаясь чуть ли не из каждого чиха вынести какой-то высший смысл. Это раздражало. Невероятно раздражало. Но показывать недовольство было нельзя. Не подобает монархейшим особам швыряться огнем во все, что движется и ломать всё, что преграждает путь. Он обязан дышать ровно и не показывать того, что чувствует.
Правитель должен быть справедлив. Должен думать в первую очередь о своем народе, а уже потом о себе. Что там ещё предписывает ему протокол? Ах да, точно, быть полнейшим идиотом и не понимать, что вокруг творится! Ага, чертоз два, он так поступит!
Хоть обстоятельства вынуждают его подчиниться. Но ничего, он ещё им всем покажет. Пусть в этом ему и не везет, но в политике он никому не уступит. Порой для того, чтобы выиграть войну, необходимо проиграть битву. Жаль только, что проигранной битвой будет его личная жизнь. Но он обязан принести такую жертву. Ради того, чтобы все, за что он сражался, не потерпело крах.
Недовольных кардинально изменившейся политикой много. И большинство из них имеют большой вес в стране. А не считаться с этим никак нельзя. Не вырежешь же половину феодалов! А для заключения в темницу, нужны весомые доказательства. А их так просто не получить. Хоть он и знает почти всех заговорщиков, избавиться от них не может.
Теперь он понимает почему Азула сошла с ума, а отец стал тираном. В такой обстановке нет ничего проще и закономерное. Какой всё же он счастливец, что столько лет его не воспринимали всерьёз. До сих пор недооцениваю, и это хорошо. Пусть так до поры до времени и остается.
Сейчас ему не до грызи стариков, нужно не дать стране развалиться. После правления отца, состояние народа было более чем неудовлетворительным. Нищета, болезни и голод эти извечные спутники войны не обошли стороной Страну Огня. Ещё одной бедой оставалась система образования, в результате обработки которой молодые люди теряли возможность мыслить. И если пару десятков лет назад тупые солдаты были полезны. То сейчас ему нужны мыслящие люди, которые возродят былую славу их нации.
Построить новый мир не на крови оказалось значительно труднее, чем он считал в день своей коронации.
На смену их детским идеалистическим мечтам пришла жестокая реальность. На последней встрече с Аангом и командой, он едва не сорвался на не в чем не повинного мальчика, и как заметил краем глаза, что Сока с Катарой были на такой же грани. У них тоже закончилось детство, один аватар верил в сказки о вселенском равновесии. Ну, что поделать, в конце концов, его роль в этом мире не копаться в грязи политики.
Солнце уже наполовину зашло за океан, вместе с ним уходили силы, не только магические. За последние два года он повзрослел лет на двадцать, того и гляди седина появится. То-то он комично выглядеть будет. Хотя это однозначно одна из причин, озабоченности его советников поисками невесты для него. Главное, он готов был жениться: на Мей. Он её любит, она его тоже.
Но нет же, не удовлетворяет их её кандидатура. Чем Зуко так понять и не смог – она из аристократической семьи, раньше была подругой Азулы, можно сказать всю жизнь провела при дворе. Так почему он не может на ней жениться?
Тюремное заключение из-за измены родине. Так он, черт возьми, предал родину значительно сильнее. А заключение, так какой спрос с сумасшедшей? Никакого быть не может!
Хотя как догадывался за всеми этими словами о политической неблагонадежности, скрывались такие политические интриги, что только наступи, с головой в это болото провалишься. Но всё же из-за этих глупых, но законных обвинений он был вынужден удалить Мей со двора. Если он хочет защитить её, то должен отпустить, понимая, что больше никогда не сможет быть с ней вместе.
Теперь у него на одного единомышленника во дворце меньше. Это плохо. Необходимо обыграть слоившуюся ситуацию наиболее для себя выгодно.
Ему необходима такая жена, какая будет помогать ему в его начинаниях и способная сопротивляться давлению аристократии. В Стране Огня такой девушки нет. Это Зуко знал точно. Значит, идеи его генералов о заключении брака с иностранкой воплотятся в жизнь.
Осталось только узнать, согласна ли лучше всего подходящая на эту роль иностранка принять его предложение.
Немедленно написав письмо, Зуко отправил сокола в дальний полет.
Если она согласится, то всё будет хорошо, если нет, то придется придумать что-то другое.
После того, как сокол улетел, Зуко написал и отправил ещё одно письмо, на этот раз Мей.
Потом хозяин огня попросту упал на кровать и заснул ещё до того, как голова коснулась подушки. За последние пару суток он спал всего пару часов, поэтому был до невозможного измучен.

Категории: Мои Фанфы
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Аанг 9 апреля 2011 г. Nami...... в сообществе Картино4ки по аниме и Аватару
... 6 апреля 2012 г. едельвейс
катара и аанг 17 августа 2015 г. World of Katara
Вениа 29 апреля 2012 г. 09:40:46 постоянная ссылка ]
Глава 2
Лучше быть удачно повешенным, чем неудачно женатым.
Немецкая пословица

Спустя две недели, как и просил Зуко, Катара прибыла ко двору хозяина огня.
Визитершу, как предписывал дворцовый протокол, провели в зал аудиенций. Не поняв, кто такая эта урожанка водного племени.
Они не виделись уже чуть больше полугода. А в зале аудиенций в ореоле пламени, Кактара видела Зуко впервые. Без лишней скромности можно было отметить, что выглядел он величественно и зловеще. Катара даже растерялась, что делать. В такой обстановке самым логичным было немедля пасть ниц переде правителем. Прежде, чем она успела это сделать, огонь по центру потух и к ней спустился Зуко.
- Рад тебя видеть, Катара. Извини за такое приветствие, я ждал тебя к вечеру, а эти осталопы умудрились тебя не узнать. Пойдем.
Он протянул ей руку, приглашая подняться на помост, окруженный огнем. Когда она оказались наверху, Катара оглянулась назад. Отсюда огромный мрачный зал выглядел иначе, хотя ни мрачность, ни зловещесть никуда не исчезали.
Зуко не сильно потянул её за руку, вводя в скрытую от посетителей дверь. Когда они подошли к ней, огонь вокруг потух, повинуясь воле хояина.
Встретивший их за дверью юноша, примерно их возраста, удивился увидев спутницу повелителя. Зуко быстро отдал ему распоряжения и отпустив руку подруги пошел дальше.
Катара не смогла не отметить закрепившуюся в голосе Зуко привычку повелевать. Бытность хозяина огня приучила его выражаться так, чтобы никто и не подумал, не послушаться или возразить.
С ними он вел себя иначе, намного проще и этот командный голос звучал не так, не без повелительных интонаций, но мягче, приглушеннее.
Они удобно устроились в беседке посреди очень красивого внутреннего сада. Почти сразу им принесли обед. После чего оставили на одних.
Зуко медлил с началом разговора, а Катара занервничала и внутренне сжалась под его тяжелым взглядом. Она даже не чувствовала вкуса еды, которой пыталась себя занять. Жевать и глотать получалось с большим трудом, поэтому она решила попытаться начать разговор.
- Зуко, ты ведь пригласил меня не для того, чтобы угостить обедом.
От звука её голоса он нахмурился ещё сильнее.
- Да, к сожалению, я пригласил тебя не чаепитие.
Расслабив мышцы лица, он впервые за время их встречи посмотрел ей в глаза.
- Катара, ты довольна тем миром, что есть сейчас.
Ни взгляд, ни интонация с которыми он говорил, не позволяли ни уйти от ответа, ни обратить всё в шутку.
- Не сказать, что не нравится. Война намного хуже, но есть проблемы и их нужно решать. Но в общем всё хорошо.
- И всё это может рухнуть, превратившись даже не в новую войну, а повальную резню.
Катара была поражена таким словам Зуко, широко распахнув глаза, она не моргая уставилась на мага огня. Он же положив голову на руку, смотрел куда-то в сторону. Будто только что сообщил ей не ужасающую перспективу будущего, а так дворцовую сплетню.
- Как такое может быть?
- Очень просто. Страна огня находится на грани гражданской войны. Если она начнется, то попутно начнется и мировая война. В царстве земли апозиция не дремлет. Просто недовольных или сепаратистки настроенных тоже хватает. Вода тоже подключится, не сразу, конечно, но стороне стоять не будет. Хотя об этом ты можешь судить лучше меня. Стоит только дать толчок и наше шаткое равновесие разрушится.
От ресуемой Зуко картины, Катара пришла в ужас. Но зная напряженную атмосферу в племенах воды, она понимала, что если будет искры: пожар войны разгорится с невероятной силой.
- Я не знаю, сколько ещё смогу продержаться.
Уже тише сказал Зуко, закрывая глаза и откидываясь на спину.
Внимательно посмотрев на его лицо, Катара увидела, насколько он утомлен.
- Зуко, неужели ты хочешь сдаться?! Забыть обо все, за что мо боролись?! – Катара сама не заметила, как поднялась на ноги и нависла над столом, а вместе с тем и над Зуко. – А как же Мей? Ты ведь любишь её! О ней ты подумал?!
Резко открыв глаза, Зуко пронзил ей взглядом. Казалось, что в его глазах плещется магма.
- Нет, не собираюсь. Да, подумал.
Заморожено сев на месть, Катара ждала его дальнейших слов.
Сменив позу, Зуко снова посмотрел ей в глаза. Из его взгляда исчез жидкий огонь, сменившись привычными солнечными лучами.
- Мне нужна помощь.
- Конечно, конечно, я сделаю всё, что пожелаешь….
Зуко горько усмехнулся и принялся объяснять.
- Не спеши соглашаться. Предлагаемое мной несколько выходит за рамки дружбы… - нервно закусив гуду и помолчав пару секунд, он продолжил. – Совет генералов, да и чиновники настаивают на моей свадьбе.
- Так в чем проблема? Есть же Мей.
- Им её кандидатура сильно не нравится. Накопали на неё материал, пару раз подставили. Хоть я и понимаю всё это, но ничего не могу сделать. Жениться на ней – это всё равно, что бросить кость голодным псам. Но идя у них на поводу выбрать какую-нибудь избалованную девицу, я не хочу. Это тоже ни к чему хорошему не приведет, только лишних проблем подкинет. Их же вариант взять в жены иностранку намного лучше. Но опирать в поисках придется на всё тех же советников, а они позаботятся, чтобы достойные девушки ко мне не попали. Да и кот в мешке не лучший вариант…
Понимая, к чему он клонит, Катар всё сильнее и сильнее распахивала глаза.
- Я понимаю, что ты с Аангом, но всё же решил попробовать спросить…
- Я согласна.
Ответ Катары поразил не только Зуко, но и казалось и её саму. Хотя магу воды вся речь хозяина огня казалась поразительной. У Зуко гора с плеч упала с её словами.
Он выпрямился и впервые за время их разговора обратил внимание на, уже остывающую, еду. Утолив неожиданно сильный голод, маг огня сказал.
- Ты снова меня спасаешь, Катара.
В ответ девушка лишь грустно улыбнулась.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 7 мая 2012 г. 12:57:34 постоянная ссылка ]
Глава 3.

В страсти всегда есть оттенок печали, примесь горечи или муки.
С.Моэм.

Новость о скорой женитьбе хозяина огня быстро облетела весь мир.
Узнав о их намеренье в страну Огня немедленно прибыла отсутствующая часть команды «Аватар». Аанг был готов отправить дворец на воздух, а Зуко на тот свет. После их увещеваний о подобной необходимости, аватар немного успокоился. А остальные друзья полностью поддержали их план. После чего последний маг воздуха окончательно уныл.
Отец Катары, приехавший уже на прием в честь помолвки благословил их брак. Мнения Азая, хоть Сока и предлагал, спрашивать не стали.
Катара не верила своему счастью. Все происходящие вокруг казалось ей чудесной сказкой. Правда предыстория у её сказки была кошмарным сном, но это уже другой вопрос.
Она уже давно понимала насколько ей дорог Зуко. А так же призналась себе, что любит его. Но зная о том, что Зуко любит Мей, а ещё что она нужна Аангу маг воды и не помышляла о какой-то вероятности взаимности. Она решила похоронить эту любовь глубоко в сердце, как первую неудачную влюбленность и жить дальше.
Но когда Зуко предложил ей стать его женой, пусть и только из-за политических интриг и во имя мира во всем мире, она не смогла ему отказать.
Да, она чувствовала себя виноватой перед Аангом. Ведь по отношению к нему, она вела себя не справедливо, но как ни старалась соответствующие муки совести её не настигли. Эгоистическая радость от приближающегося счастья затмевала все остальные чувства.
Сейчас она была уверена, что пройдет совсем немного времени и их с Зуко фиктивный брак станет настоящим, стоит только приложить немного усилий.
Подготовка к венчанию шла полным ходом. Друзья не забывали их подкалывать, а гости уже начали присылать подарки.
Зуко целыми днями пропадал, занимаясь делами. Оставив невесту самостоятельно готовиться к свадьбе и приживаться ко дворцу.
Слуги к новой госпоже привыкли быстро, придворные интриганы тоже. Не успела ещё маг воды стать хозяйкой огня как к ней устремился рой охотников за царской милостью.
Сблизиться с имперской невестой пытались всеми возможными и невозможными способами. Уставшая от этого девушка начала ходить везде только с братом. Желающих получить внимание от этого меньше не стало, зато разговоры стали короче. Но такое внимание к её персоне утомляло, Катара решила рассказать об этом Зуко.
Хозяин огня казалось прирос к своему столу. Но зато у него в кабинете было тихо. Катаре это понравилось, ходящие по пятам люди уже порядком её утомили.
- Зуко, можно ли что-то сделать, чтобы меня перестали преследовать?
- О чем ты? – казалось, что от звука её голоса он вернулся откуда-то из далека. Даже вздрогнул.
- О людях во дворце, они ни на минуту не оставляют меня в покое. Вечно ходят за мной. О чем-то расспрашивают. Я уже устала от этого.
- Они немного успокоятся после нашей свадьбы. Сейчас придворные стараются заполучить твоё расположение. После церемонии их во дворце станет меньше это раз. А у тех кто останется намного меньше поводов таскаться за тобой хвостом.
- Хорошо. Но ещё….- нервно кусая губы она решила все же поговорить об этом. – Зуко, ты день и ночь за работой. Я волнуюсь…
- Не стоит беспокоиться. Со мной всё в порядке.
Он старался от неё отгородиться. Зуко мучила совесть. Он чувствовал, что виноват перед Аангом, виноват перед Мей, виноват перед семьей Катары. Поэтому и старался скрыться ото всех за работой.
- Зуко.
Он вздрогнул от того, что она коснулась рукой его щеки.
- Ты совсем меня не слушаешь.
- Прости.
- Ничего страшного. Но зачем так себя изводить?
- Я должен работать, если ни я это никто этого не сделает. Если ни я, то кто изменит эту страну?
- Зуко, ты и так делаешь всё для этой страны! Ты уже сделал для всего мира столько, сколько другие не делали за всю жизнь! И если с тобой что-то случится, то кто тогда закончит всё начатое тобой? – каждое слово Катара произносила все громче. А потом неожиданно тихо добавила. – Ты должен беречь себя, не только для страны, но в первую очередь для тех кто тебя любит, тех кому ты дорог.
- Сомневаюсь, что такие люди остались.
Он произнес это тихо, так чтобы оставшаяся за спиной девушка не услышала(во время её тирады он поднялся и отошел к окну). Но его слова не стали для неё тайной.
- Не мели чепухи, мы все тебя любим: я, Сока, Тоф, Суюки, Аанг, правда он сейчас немного злится, но я уверена скоро он поймет нас.
Обернувшись Зуко увидел, что Катара залезла на стол и сидела положив ногу на ногу, смотря на него.
Солнце садилось, время его владычества проходило. На смену ему приходила она.
Когда солнце скрылось за горизонтом, Катара вздохнула полной грудью. С каждой ночью её сила росла, скоро она достигнет своего апогея. А потом так же пойдет на спад. Приближалось зимнее солнцестояние – самая длинная ночь в году. Хотя в стране Огня совсем не было заметно, что сейчас зима. Тут в понимании мага воды зимы вообще не было.
- Не люблю я это время года. Сплошные дожди, да ещё и дни короткие.
С закатом Зуко стал выглядеть ещё более уставшим. Похоже он научился как-то подпитывать свое тело с помощью магии. Но по ночам эта магия не действовала, или заметно слабела.
- Зуко, сколько ночей ты уже не спишь?
- Три. На предыдущей недели тоже не слишком много. Зато завтра закончиться работа над последней реформой и я смогу до конца недели почти ничего не делать. И следующая тоже не будет напряженной. Катара, как и предполагал Зуко начав рассказывать ей о своих рабочих графиках , отругала его за трудоголизм и отправила спать. Пообещав, что проследит, чтобы впредь он такие шутки с организмом не шутил.
Возвращаясь в свою большую роскошную спальню, Катара чуть ли не плпкала. В своих мечтах о счастье она совсем упустила вечную занятость Зуко и его чувство вины. Она никак не думала, что у него настолько много дел. А ещё она не ожидала, что хозяин огня поставил на своей жизни крест.
Неужели их дела настолько плохи? Она, конечно, помнит ту деревню, где она притворялась цветной леди и понимала, что таких деревень ни одна и ни две, но неужели за два года правления Зуко не смог помочь тем несчастным людям? Даже работая день и ночь. Нет, она отказывается в это верить! Она обязательно всё выяснит, только дайте срок! Благо, времени предостаточно.
Держись Зуко, мало тебе не покажется. Ты сам заварил эту кашу, так что теперь не жалуйся, что она не вкусная. Кушай, милый, кушай не обляпайся только. А она проследит, чтобы ещё и посуду помыть не забыл.
А что она? Она ничего, честно старается быть хорошей женой. Никто ж не виноват, что в мужья ей достался хозяин огня с мазохическими наклонностями. Вот и придется понять, чем такие наклонности вызваны, а главное избавить благоверного от них.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 1 июня 2012 г. 13:06:00 постоянная ссылка ]
Глава 4.

Любой шаг может изменить жизнь…Вопрос лишь в том, куда этот шаг сделать.
Автор не известен


Зачем? Зачем они так поступают? Для чего нужна эта свадьба? Тем более такая роскошная? Им обоим же нет до неё дела! Они не любят друг друга. Тогда зачем решили пожениться вообще? Брак ведь не на один день, не на неделю, не на месяц и даже не на год – это на всю жизнь!
Неужели их план настолько важен, что они готовы пожертвовать для его исполнения всей жизнью? Не просто рискнуть для того, чтобы всех спасти, а жить так!
Вот хоть убейте, а он этого не понимает. Они же уже спасли мир, так почему снова появляются жертвы? И не просто кто-то, а она - его любовь. Почему аватар должен понять и принять её потерю? Он любит её! Они обязательно были бы счастливы вместе, но нет же вмешался Зуко с его вероятностями войны и большой политикой. До свидания аватар Аанг, вы свое дело сделали, вот и стойте в стороночке и не мешайте работать!
Маньяк трудоголик! Бесчувственный чурбан, не думающий ни о ком кроме себя, вот ты кто Зуко! А не герой из героев, принесший мир во всем мире.
А о чувствах Катары ты, Зуко, подумал? Нет! А о его, Аанга, чувствах? Нет. А о чувствах семьи Катары? Опять нет! Одни грандиозные проекты у нашего огненного владыки на уме. Кстати, чего у него там за проекты? Что-то насчет системы образования выспрашивал. И зачем ему Катара? Какие такие вопросы он не может решить без её участия? Да и если не может не обязательно же жениться! Можно и просто так посоветоваться, как с Сокой или вождем Хакодой.
Вот сейчас Зуко и Катара стоят рядом и приветствуют гостей. Их поздравляют, желают счастливой семейной жизни. Но от этих поздравлений за милю несет фальшью.
Все эти улыбки, роскошь одежд как же это раздражало! Будто он снова на той пьесе и актеры так же криво играют их жизнь. Только это не пьеса через полчаса не закончится.
Они венчаются. Зуко сухо приносит Катаре все обеты и на её шею падает красный камень обручального ожерелья. На это Аанг смотрел с замиранием сердца. Этим не трудным движением пальцев Зуко навсегда привязал Катару к себе. Больше она не надерет ожерелье своей матери. На шеи мага воды теперь всегда будет лежать символ народа огня, теперь она не принадлежит своему народу, племени, семье, она перешла в дом мужа. О чем возвестили взлетевшие в небо потоки огня.
Больше смотреть на происходящие Аанг не смог. Вывернувшись из рук Соки он направился к выходу. Через несколько минут его бизон взмыл в небо. Ему нужно побыть одному и подумать. Лучшего места для этого, чем родной храм воздуха авар не знал. Друзья, скорее всего, будут искать его там, если он будет нужен. Хотя есть ли теперь у него друзья? От этой мысли на душе стало горько и пусто, и немного совестно.
Пролетая над страной огня юный аватар вспоминал всё то, что они пережили вместе.
***
Роскошь дворца постепенно переставала пугать, а глаза уже не болели от красного цвета. Но всё же Катара не задумываясь, вернулась бы в свой дом изо льда за возможность окончить спектакль и снова стать искренней. Ещё очень хотелось, чтобы Зуко перестал отгораживаться от неё и их отношения стали прежними.
Но прошлого не воротишь. Значит нужно менять настоящие. И возможно у неё сегодня всё получится, хотя от собственной задумки было жутковато.
Дверь отворилась и сразу же захлопнулась, в комнате появился новый персонаж. В неясном свете ламп он мог бы претендовать на звание жуткого. Но его Катара и ждала, она хорошо его знала, поэтому освещение не мешало увидеть, что он раздражен и немного взволнован.
Не произнеся и слова, он снова скрылся за дверью, удалившись в купальню.
Катара поднялась на ноги и неторопливо подошла к зеркалу. Прежде чем сбросить с себя одежду она распустила волосы и стерла макияж с лица. Алая материя быстро слетела на пол, оголяя кожу. Последним было снято обручальное ожерелье, пока не привычное и оттягивающие шею, будучи заметно тяжелее маминого.
Последний раз осмотрев себя хозяйка огня отважно вскинула голову, и, прикусив губу от волнения, зашагала в соседнюю комнату, где сейчас мылся её муж.
Её появления он не заметил, потому что стоял, подставив лицо под воду, льющуюся из пасти дракона. Решив, что уже довольно так стоять маг огня, сделав шаг назад заметил неясную тень на стене.
- Кто здесь.
Схватившись руками за его плечи и прижавшись голой грудью к его спине маг воды почувствовала, как его кожа начала нагреваться. Зуко был готов испепелить того, кто посмел его потревожить. Повернув голову, он увидел её лицо, и уже хотел повернуться полностью, чтобы поговорить, когда супруга вскрикнула.
- Стой не смотри.
В этот момент хозяин огня понял, что же прижимается к его спине. Поэтому немедля повернул голову назад.
- Зачем ты здесь?
- Это очевидно.
- На мой взгляд, нет.
- Зуко, ты старательно меня избегаешь, почему? Если я тебе совсем не нравлюсь, то зачем было предлагать стать твоей женой?
- Катара, я уже всё тебе говорил. Ты прекрасно всё знаешь.
- Не ври мне. Скажи как все на самом деле.
Она говорила властно, но в то же время с нежностью. Может по этому, а может почему-то ещё Зуко высказал всё, что его мучило.
- Я боюсь. Боюсь принудить тебя ещё к чему-то. Боюсь стать тираном в собственной семье. Хватит уже и того, что я деспот, как правитель.
- Глупый Зуко.
Её руки обняли его, а грудь ещё плотнее прижалась к спине, а так же её бедра прижались к его ягодицам. Хозяин огня сглотнул. Никакие благие чувства и намеренья не мешали ему испытывать возбуждение.
Половая жизнь прервалась с отъездом Мей, а организм молодой и здоровый. Катара красивая девушка, фантазия не скупилась на её изображения. Было невероятно любопытно посмотреть, как же она выглядит без одежды.
- Зуко, брак это ведь навсегда. И когда между нами случится близость не так уж и важно…. Сегодня, завтра, через год. Другого варианта не существует…
Не нужно быть гением, чтобы понять, о чем она говорит. Он и сам сейчас размышлял о том же.
- К тому же мы с тобой молоды и здоровы. И всё же ты даже не намекнул на что-то подобное, ни когда мы впервые говорили о свадьбе, ни потом, ни даже сегодня. Странно, даже как-то. Это часть жизнь одна из самых важных в браке, ну говорят так.
- Мне всегда казалось, что ты об этом даже не думаешь. Выглядеть извращенцем или вести глупые разговоры о наследниках не хотелось.
- Зуко, со скольки лет в стране огня начинается брачный возраст?
- С шестнадцати.
- А девушек моей нации выдают замуж с тринадцати.
- К чему это ты?
- К тому, что твои рассуждения абсурдны.
- Намекаешь, что не против, чтобы я повернулся?
- Наверное, хотя мне немного страшно.
- Если сомневаешься, то лучше уходи. Или ты приняла другое решение?
- Я уже давно все решила, Зуко.
Отпустив его, она сделала пару шагов назад и зажмурившись не заметила как поскользнулась и упала.
Полет супруги и сопроводившие его брызги, Зуко уже видел и не смог не рассмеяться. Возмущенная такой реакцией Катара, поднялась и толкнула мужа в воду, но по той же неосторожности упала сверху.
Тут Катара почувствовала ту часть тела мужчин, о которой женщины стыдливо (а порой и не очень) перешептываются. Как и полагалось приличной девице, она сменила цвет лица, а вот Зуко их поза и зрительный контакт не смутили, напротив, подействовали как катализатор.
Остаток этой ночи хозяйка огня помнила очень размыто, но зато был абсолютно счастлива.
Прoкoммeнтировaть
НЯМ-НЯМ tolxy.com
Играй прямо в браузере!
Вениа 22 июля 2012 г. 12:41:33 постоянная ссылка ]
Глава 5.
Ещё только первые лучи солнца начали падать на землю, но хозяин огня уже не спал. Приведя себя в надлежащий вид, он сидел на постели и задумчиво перебирал шелковистые пряди волос своей жены, изредка касаясь кожи плеча.
Вчера Катара его удивила и поразила. Сначала своей откровенностью и готовностью сделать их отношения такими, а потом своей страстностью, порывистостью. Такого он не ощущал ещё никогда. Мей всегда была сдержана, холодна, обдумывала каждое следующие движение. Даже в постели она полностью контролировала себя и происходящие. А Катара…её действия можно было сравнить с извержением вулкана. Непредсказуемо, несдержанно. И при этом до нельзя невинно и не развратно, исключая какаю бы то нибыло пошлость. Она любила его, других слов для описания происшедшего хозяин огня подобрать не мог. Из-за чего ещё сильнее запутался в своих чувствах и мыслях.
Но всё же хоть, откинул все свои сомнения, и остался дожидаться момента, когда жена проснется, чтобы идти завтракать вместе.
С пробуждением Катара не спешила, похоже, мир грез был ей по вкусу, и возвращаться к не столь радужной реальности она не торопилась. Помогать ей в этом Зуко не стал.
Вдоволь налюбовавшись на спящую супругу, хозяин огня начал искать себе другое занятие. Впервые за годы своего правления он оказался в спальне не падающим от усталости и не спешащим куда-нибудь. Другие комнаты официальных апартаментов хозяина огня были известны ему гораздо лучше. Потому что пользовались большей популярностью. Не будет же лорд огня принимать послов у себя в спальне, ведя частные беседы! Разбирать документы, валяясь в постели тоже как-то не очень. Редкие же выходные он предпочитал проводить в обществе Мей, а она жила у себя дома, наотрез отказавшись переехать во дворец, дабы чаще видеться.
Рассмотрев комнату до мелочей, Зуко начал думать, что же делать дальше, бездействие было ему не привычно и в тягость. Уйти же из спальни он не мог, Катара может проснуться в любую минуту, а он решил быть рядом в этот момент.
Убедившись, что делать нечего, Зуко вернулся обратно в кровать, надеясь не заснуть.
Катара проснулась, когда он уже почти отправился в мир снов. Сонно протирая глаза и поминутно зевая, Зуко наблюдал за торопливыми сборами жены, постоянно на него оглядывающейся.
Обоим хотелось задать множество вопросов, но неожиданная робость и неуверенность сковали языки.
За завтраком говорил только Сока. Его переполняли впечатления о вчерашнем дне. Благодаря его шуткам и эмонациональности сгустившаяся поначалу атмосфера напряженности исчезла. И ей на замену пришла другая, такая, какая всегда бывала в команде «Аватар».
Дружеские шутки на тему: «Ну, чтобы совсем как в старые добрые времена, я могу начать охоту на покинувшего нас аватара. А то мало ли опять на сто лет исчезнет» - не покидали застолье. К отбытию Аанга они отнеслись спокойно и даже с юмором, его мотивы были и так понятны, без лишних слов. И как настоящие друзья они его понимали. Ну, а как лучшие друзья ещё и между собой пошутили.
Во время этой увеселительной беседы в светлую голову Соки пришла идея, впоследствии ставшая началом нового приключения и основой нового мира.
Неожиданное заявление привлекло интерес. И после небольших корректировок Сока, Тоф и Суюки отправились его воплощать, пообещав попутно найти Аанга. Зуко и Катара должны были присоединиться к ним позже, сначала выполнив свою часть плана.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 22 июля 2012 г. 12:43:00 постоянная ссылка ]
Глава6.

Неразборчивое послушание – это полное рабство.
У. Уитмен.


После свадьбы не прошло ещё и двух недель, а Катара уже столкнулась с огромным препятствием. И эта проблема не то, что камнем, гирей висела у неё на шеи. Раньше Катара даже не думала, что всё настолько сложно, и вообще может так быть.
Тогда, когда они пробирались на бал в Басингсе так трудно не было. Тогда Катара вообще не понимала, почему Тоф так категорично отзывается об этикете и манерах. Это же так красиво!
Как выяснилось красиво это только со стороны. Когда тебя привязывают шарфом к стулу и заставляют ходить со стопкой книг на голове всё очарование пропадает.
Катара не знала ничего ни о выборе подходящей одежды, ни о манере краситься, хотя чего уж говорить о разновидностях макияжа, она вообще не знала, как пользоваться косметикой. История, искусство, танцы, рукоделие всё это было за гранью знаний и умений мага воды. Её воспитывали не для того, чтобы быть светской дамой, все её навыки имели практическое значение, а не украшающий характер.
Например, Катара прекрасно умела шить, а о вышивке имела весьма скомканные понятия. Но придворным, а главное её «надзирательнице» этого не объяснишь. Тут ключевым доводом был протокол, а не разум. А это нечто едва ли не в сотню страниц толщиной от разума было далеко, зато описывало правила приличия едва ли не до дыхания.
Катара с трудом понимала как всем этим правилам можно следовать, их выучить-то невозможно, не то, что следовать. Но как утверждала комендантка, госпожа Мей была безупречна. И от этого Катара злилась намного сильнее, чем от своих неудач.
По понятным причинам Мей, она недолюбливала, если не сказать вернее ненавидела. А тут ей её вечно в упрек ставят. Будто это Катара выгнала несчастную девушку из дворца.
Прячась от своей мучительницы в библиотеке под предлогом изучения её ненаглядного протокола, Катара наткнулась на одну очень увлекательную вещь.
На одной из книжных полок была припрятана тетрадь в черном кожаном переплете. На первой странице в правом нижнем углу было написано всего одно слово «Мей». На следующей странице стояла дата коронации Зуко. Строчкой ниже начинались ровные колонки иероглифов повествующие о чувствах, планах и мировоззрении всегда холодной Мей. Было нетрудно догадаться, что это её дневник почему-то забытый во дворце.
Заинтересовавшись, Катара не очень внимательно начала пролистывать мемуары той, что владела сердцем её мужа. Записи появлялись ежедневно и очень четко рассказывали о повседневной жизни королевского двора.
Неискушенная в вопросах такого рода записей Катара и та заметила, что записи чем-то напоминали отчет и дальнейшее планирование. Ещё Мей почти ничего не писала о собственных чувствах, зато много о чувствах Зуко к ней и её дальнейшие планы отношений. Писала Мей и о политике, состоянии дел в стране, шагах предпринятых Зуко, о её к этим действиям отношении. Бегло пробегая глазами по отдельным строчкам, Катара поражалась, с какой холодностью и расчетливостью шла к своим целям их автор.
Понимая, что ей могут помешать. А что ещё хуже увидеть эту тетрадь, Катара, сославшись на усталость и головную боль, ушла к себе в покои. Тетрадь она спрятала между двумя книгами по этикету, сказав, что хочет поучить ещё. Такое поведение камердаме понравилось, поэтому следующие несколько часов мага воды никто не беспокоил.
Дневник Мей, Катара читала лежа на кровати и готовясь в любую минуту спрятать его под подушку, переключая внимание на лежащий рядом талмуд.
Искусство притворства маг воды постигала очень быстро и с большими успехами. Она понимала, что иначе ей здесь не выжить. А в вопросах выживания Катара очень хорошо разбиралась.
Зуко был прав, когда говорил, что его женой должна стать девушка с сильной личностью. Другая просто не смогла бы выжить в таких условиях. Теперь следовало доказать и ему, и себе его правоту, что она сильная. И в этом Катаре мог помочь почему-то потерянный дневник Мей. Ведь по всем местным канонам она – идеал, к которому нужно стремиться.

Убедившись, что все готово, Катара начала читать дневник теперь уже внимательно. И в первой же записи наткнулась на строчки, повергшие её в шок:
« Я знаю, насколько сильно Зуко меня любит. Не воспользоваться этим будет глупо. Если я не смогу его удержать, то дальнейшая судьба моя незавидна. Меня выдадут замуж за влиятельного человека, или если повезет чьего-нибудь наследника. Ни о том, ни о другом я не мечтаю и никогда не мечтала. Того, что мне хочется достичь так будет трудно, а отчасти и не возможно.
Если муж мой будет намного старше меня, то заставить его прислушиваться к моему мнению будет непросто. Мальчишки же, примерно моего возраста, ни о чем не думают, следовательно добиться чего-то будет ещё труднее.
К сожалению, женщины в нашей стране за редчайшим исключением почти тоже, что и домашние животные. А те единицы, что что-то значат в большинстве своем действуют украдкой из-за плеча мужа. Или, как я когда-то, ведут дружбу с монаршими особами. Рожденные в королевской семье подчиняются совершенно другим правилам, а вместе с ними и их приближенные. Но дружба с Азулой, давшая мне боевые навыки, возможность действовать, знания, уже в прошлом.
Что ж, зато сейчас у меня есть любовь Зуко и если ей грамотно воспользоваться, то я добьюсь того, чего хочу. И судьба говорящей куклы мне не будет грозить»

Прочитав этот отрывок, Катара пришла в шок. Неужели для Мей и дружба с Азулой, и отношения с Зуко были всего лишь возможностью для достижения своих амбиций? Неужели самые светлые из всех чувств человечества для неё ничего не значат? Как так можно! Ведь есть вещи, которые нельзя порочить, нельзя использовать, как инструмент в борьбе за власть или к чему там ещё стремиться Мей? В любом случае так нельзя!
Прoкoммeнтировaть
Гость 21 августа 2012 г. 16:26:29 постоянная ссылка ]
 Когда прода?
Прoкoммeнтировaть
Вениа 22 августа 2012 г. 09:45:33 постоянная ссылка ]
Когда отзывов дождусь
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:12:35 постоянная ссылка ]
Глава 7
Дневник Мей стал для Катары настоящей настольной книгой. Как оказалось, большая часть происходящего во дворце носило циклический характер. Ещё Мей написала очень точные характеристики на большую часть придворных. Все хоть что-нибудь значащие люди были описаны очень метко, а многие ещё и зарисованы. Зачем такую базу данных создала себе Мей, оставалось загадкой, но Катаре это очень помогло.
Постепенно маг воды привыкла к тому, что её смуглую кожу стараются выбелить всеми возможными способами. Хоть лицо по-прежнему чесалось от пудры, терпеть её стало легче. Тяжесть золотого венца в волосах стала совсем привычной, так же как и камень обручального ожерелья на шеи, хотя на ожерелье Катара часто смотрела с тоской особенно по вечерам.
Проводя одинокие ночи у пруда с утко-черепахами, Катара особенно много думала о своем браке. Днем они с Зуко почти не виделись. Церемониальные обеды свиданиями, она даже считать не хотела.
Редкий день, когда Зуко выделял пару часов в своем плотном графике, чтобы погулять с ней. Обычно в эти же дни он приходил к ней в спальню. Хотя со спальней была отдельная история, не менее печальная, чем обычное общение.
Несмотря на, казалось бы, успех первой брачной ночи, Зуко мучился морально. Катара видела, каких душевных мук ему стоила каждая ночь. По утрам, когда он уходил, она плакала от отчаянья, зная, что следующие несколько дней он будет избегать её ещё больше обычного, а при встречах не будет смотреть в глаза.
Их отношения были невероятно натянутыми. А главное оба не знали, что с ними делать, хотя делать было что-то необходимо.
И Зуко, и Катара с сожалением понимали, что, несмотря на всё то, что волей судьбы им уже пришлось сделать и пережить, они по-прежнему были всего лишь подростками. Да пусть умнее и опытнее многих. Но всё же опыта ведения отношений у них было раз два и обчелся. А героическая судьба только ещё больше поспособствовала профанству в области любви. И от безысходности положения оба уже хотели биться головой об стену.
Вспоминая, что большую часть проблем можно решить с помощью разговора оба понимали, что не готовы говорить. И не из-за недоверия или скрытности. Просто они сами ещё себя не понимали. А как можно говорить с другим о том, в чем ещё и сам не разобрался?
Катара в растерянности бросалась к дневнику Мей, стараясь найти там хоть какую-то зацепку о том, что можно сделать. Или как можно хоть немного уменьшить дистанцию между ними, чтобы сблизиться хотя бы немного. Привести отношения к тому состоянию, какое было в конце войны. К тому бесконечному доверию и сотрудничеству.
Но Зуко мучила совесть, а Катару новая жизнь, поэтому они стояли по разные стороны пропасти. Ничего удивительного, что их начали посещать печальные мысли о поспешности решений, об ошибочных суждениях и даже несовместимости стихий.
Зуко ещё будучи мальчиком усвоил простую истину, что для наследника трона брак по любви это почти невозможно. Всё же правитель, это в первую очередь ответственность и холодный расчет, а чувства… чувства - это слишком по-человечески. Это не то, что должно волновать правителя.
Входя в подростковый возраст, Зуко уже свыкся с мыслью о браке по расчету, но когда этот самый брак произошел, его замучила совесть. Ведь Катару то никто не готовил к такой жизни, а он сделал её птицей в золотой клетке. К тому же, относиться к ней цинично он не мог, всё же Катара его друг, дорогой товарищ.
Поэтому он так мучается, приходя к ней в спальню. Мучился от осознания того, что они делали. Каждый раз идя с ней на прогулку, а потом провожая в покои, он обещал себе, что увидь он хоть какие-то признаки отказа - уйдет и больше никогда к ней не прикоснется. Но отказа не было, напротив Катара, казалось, с радостью пускала его к себе в постель и пускала бы чаще, соизволь он приходить.
Катар не выглядела жертвой вообще, хотя счастливой её тоже было трудно назвать. Он, незаметный для неё, наблюдал за её жизнью, старался максимально облегчить её существование, сводил к минимуму правила протокола и уменьшал число обязанностей, стараясь дать Катаре как можно больше свободного времени.
Зуко понимал, насколько мучительно было свободной Катаре жить под постоянным надзором, прятать искренние побуждения и эмоции, врать, вести светские беседы. Зуко винил себя за то, что не подумал об этом раньше, до свадьбы.
Для него такая жизнь была слишком естественной, и её неудобства он привык воспринимать как неприятные мелочи, которые легко обойти при необходимости.
Была поздняя ночь, все во дворце уже давно спали. Один только хозяин огня неспешно ступал по коридорам дворца. Сегодня он в очередной раз засиделся за работой.
Звук от его шагов эхом разносился по коридорам и доставлял Зуко удовольствие. Спящий дворец ему нравился, иногда он специально засиживался допоздна, чтобы послушать эту тишину. Проходя мимо очередной двери, Зуко остановился. Перед ним был вход в комнаты, принадлежащие его жене. Немного постояв, он поддался порыву и вошел.
Катара, как и предполагалось, спала. Когда Зуко опустился на постель рядом с ней, она зашевелилась, сильнее обнимая подушку. Сначала маг огня даже подумал, что ненароком её разбудил, но потом успокоился.
Какая же она всё же красивая…его жена. Несмотря на почти два месяца совместной жизни, Зуко в это не верилось. Воспринимать её как супругу было по-прежнему трудно, хотя он прекрасно понимал, что оно так: лежащая рядом женщина поклялась ему в вечной любви и верности. А зная Катару, он мог быть уверен, что от своих слов она если и отступиться, то случиться это нескоро и при ну очень нестандартных обстоятельствах. Но это касается верности, что же о любви…хм…тут всё намного сложнее…
Посидев ещё немного и подумав о наболевшем, Зуко решил, что утро вечера мудренее. Поэтому едва ощутимо поцеловав супругу в лоб, ушел к себе в спальню.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:13:10 постоянная ссылка ]
Глава 8
Сомнения – червя советник наш худой
А неуверенность в самом себе – отрава.
Г. Гейне.


Зуко сидел в беседке в саду и думал. Думал над своей жизнью. Время, выделенное планом Соки на завершение дел почти истекло. Скоро им с Катарой нужно будет покинуть дворец и отправиться в небольшое путешествие.
С одной стороны, Зуко был очень рад предстоящей возможности вырваться из убивающей его повседневности. С другой стороны, он опять же был доволен возможностью посмотреть положение дел в стране. Но с третьей стороны были их трудные отношения с Катарой. От одной мысли о браке голова начинала идти кругом.
Последнее время хозяин огня задался вопросом: а возможно ли вообще что-то изменить? Возможно ли перевести их отношения на новый уровень, как любят выражаться в романах.
От безысходности Зуко даже начал читать эти самые романы. Мало ли может, может найдется хоть какая-то подсказка, недаром же женщины их так любят! Но романы не только не помогали, но и приводили в ещё большее уныние.
Там в основном у героев была невероятная любовь, к которой они оба стремились, преодолевая все трудности, будь то огнедышащий дракон, не согласие родственников или социальное положение.
Их случай был другим: нужно было преодолеть не трудности по пути к словам «и жили они долго и счастливо» или «нет повести печальнее на свете», а достигнуть той самой «внеземной любви» в идеале, ну или просто взаимопонимания. Можно и подобия любви, да чего угодно лишь бы их брак перестал быть бременем.
Пусть они поженились не по любви, но и чужими друг другу не были. Так почему же они отдаляются семимильными шагами?
Зуко понимал, что запутался, понимал, что его силы на пределе. Он старался угнаться за всем сразу. А ещё он, как и любой человек, мечтал о счастье. Счастье личном, не как хозяин огня, а как просто Зуко. Но долг правителя не давал ему достигнуть этого самого простого счастья. И ещё он уже, наверное, для всех перестал быть просто Зуко.
Даже друзья, те кому он больше всего доверял те, благодаря кому смог вырасти, понять реальность, стать самим собой, начали отходить на второй план. Хотя после свадьбы, Зуко уже сомневался, есть ли у него друзья.
Аанг его если не ненавидит, то ни за что не простит. И скорее всего, если бы не Катара уже бы убил его, как и обещал в день коронации, что если Зуко не выдержит власти, станет таким же как отец, то Аанг, как аватар, должен остановить его.
Сока тоже усомнился в своем друге, хоть и не показал этого. Он хоть и был блестящим стратегом, справедливым начинающим политиком, но махинаций с чувствами не принимал. Сказывался опыт трагичной первой любви.
Тоф…Тоф она, конечно, такая Тоф. На все розовые сопли ей плевать с высокой колокольни. Но Тоф, как человек чувствующий, когда люди лгут любила правду. Притворство её простой душе вообще было чуждо. Хотя из них всех она лучше всех понимала ситуацию Зуко. Тоф, казалось, и не осуждала их. Но точно сказать было нельзя, как и угадать, что же на уме у этой своенравной девочки.
Что же касалось Катары, то о ней Зуко боялся даже думать. Она скорее всего его ненавидит. Слишком многое свалилось на неё из-за него. Слишком многого он её лишил.
Хотя иногда им было хорошо вместе. В те редкие дни, Зуко не чувствовал вины перед ней. Они просто гуляли, говорили обо всем и ни о чем. Шутили, дурачились, напрочь забывая о том, кто они. В эти редкие дни Зуко снова начинал верить, что счастье возможно.

P.S в общем сколько я не билась так ничего путнего и не вышло. Так что пусть будет так. Не пишиться эта работа что-то совсем, даже не знаю, что и делать.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:13:43 постоянная ссылка ]
Глава 9
Повернитесь лицом к своим страхам и сомнениям,
И новый мир откроется для вас.
Роберт Кийосаки.


В последнее время Катара начала часто задавать себе вопрос: «А возможно ли счастье?». Могут ли они с Зуко стать семьей в нормально понимании этого слова? Или так и останутся ни друзьями, но и ни врагами, навеки прикованными друг к другу.
Пока не помогло даже её отчаянное решение привязать его хотя бы к своему телу. К этому пункту масла в огонь подлила ещё одна запись из дневника Мей:
«Ни для кого не является секретом, как половое влечение может влиять на человека, особенно на мужчину. А если мужчина ещё и молод, то действие удваивается. Половая любовь играет огромнейшее место в нашей жизни.
Всё это я прекрасно знаю. И сейчас подумываю воплотить на практике.
Последнее время Зуко всё сильнее страдает от желания. Порой он совсем уж бесцеремонно уходит из комнаты, заметив лишнюю полоску моей кожи.
Пришло время дать ему то, чего он так жаждет. Сегодня я готова изменить нашу жизнь»
Возможно, поэтому Зуко её избегает. Его сердце навсегда отдано Мей, а рядом с Катарой его держит только долг.
Катара задавала себе множество вопросов о собственной привлекательности, нужности, достоинстве. Все комплексы и сомнения вылезли, как в нельзя более неподходящие время. Но появиться в другой момент они и не могли. Тогда не было ни причин, ни времени для таких глобальных размышлений.
Катара чувствовала, что почти сломалась. Происходило страшное: она теряла надежду быть счастливой. А хуже этого, как известно, ничего нет.
Слуга пригласил Катару пройти в сад, где её уже ждал Зуко. Как выяснилось, ждал весьма условно. Он почти лежал в беседке и прибывал в глубочайшей задумчивости. Такой, что забыл не только про остывший чай, но и про то, что послал за женой.
Её появление Зуко тоже не заметил. Слишком интересными были его мысли. Катара решила его не беспокоить и посмотреть, что будет дальше.
Спустя несколько минут, Зуко резко сел и схватился за голову. Сквозь сжатые зубы послышались не членораздельные звуки.
- Что-то случилось, Зуко?
- Да, нет, да… - Окончательно потерялся в происходящем и словах хозяин огня.
- Я запутался... Не знаю, что нужно делать. Последнее время, я всё больше неуверен, что всё делаю верно. С тех пор, как я стал хозяином огня, на мою жизнь было совершенно уже десять покушений…
- Конечно же ты всё делаешь верно, Зуко. Ты ведь помогаешь миру вновь обрести порядок…
- Ты не понимаешь, Катара… Война хоть и принесла стране огня множество бед, но всё же народ был счастлив. Они точно знали, зачем им жить, кто они. А что теперь? Мои люди растеряны, всё то, для чего они жили, оказалось ложью. Герои – злодеями. Из самой преуспевающей нации мы стали проигравшими войну тиранами. Что мне нужно говорить моим людям? Как им жить дальше?.. Стать посмешищем и умереть, идя на поводу у царя Земли, который большую часть жизни был марионеткой, а теперь всеми силами держится за обретенную власть? Что делать ни в чём неповинным людям? Ты можешь мне сказать?
От такой пламенной речи, Катара растерялась. Она не знала, что говорить. Такого Зуко она никогда ещё не видела. Сейчас, он, казало, не был собой. Вместо доброго юноши-подростка на его месте появился отчаявшийся человек. Не ребенок, но ещё и не взрослый.
Хотелось обнять его, забирая всю боль и печаль. Разделить с ним его ношу. Но Катара боялась к нему прикоснуться. Слишком чужим был рядом сидящий человек.
Посмотрев на неё несколько секунд. Зуко отвел взгляд в сторону и продолжил говорить уже мягче.
- Я уже несколько дней думаю над этим. Но не могу решить, стоит ли…
Недоговорив до конца, Зуко остановился. Немного отошедшая от шока Катара решила поинтересоваться, что именно не может решить её супруг.
- Что стоит ли?
- Навестить моего отца в тюрьме. Чтобы я о нем не думал, а он был хозяином огня на протяжении многих лет. И за это время нация огня стала ощутимо сильнее.
- Ты думаешь, он сможет тебе помочь?
- Почти в этом уверен. Только не знаю, стоит ли это делать.
Катаре стало невероятных сил дать ответ, но она всё же это сделала. Она слишком хорошо поняла, насколько Зуко нужна помощь. А так же, что не сможет оказать ему нужную поддержку.
- Иди. Так будет лучше для всех.
В этот день они оказались особенно чужды друг другу. Но в то же время почувствовали невероятную духовную близость.



P.S. вобщем воть, написала сегодня проду. Не знаю как получилось. Решила, что пусть уже будет. Даже перечитала всего раз, так что смотрите, что у меня получилось с пылу с жару.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:14:27 постоянная ссылка ]
Глава 10
Не важно, что способствовало твоему рождению
И твоей жизни до сего дня, - ты получил глаза и мозг
И способен судить. Не позволяй никому, даже мне,
Вешать тебе лапшу на уши. А когда придет время,
Если оно придет, сделай собственный выбор, черт побери.
И плевать тогда будет, что случилось раньше.
Роджер Желязны «Принц Хаоса»



Звук от шагов Зуко эхом раздавался по тюремным коридорам.
Не смотря на готовность к предстоящему разговору, Зуко волновался. Он не был у отца со дня своей коронации. Тогда отец вел себя высокомерно, даже не смотря на свое положение.
Дверь в камеру несостоявшегося короля феникса скрипнула, пропуская вовнутрь визитера. От света факела Азай поморщился, его глаза давно не видели света.
- Долго же ты думал, чтобы прийти. Я слышал, ты женился. Следует поздравить.
Даже не стоило сомневаться: он не мог измениться и не захочет помочь. Не дожидаясь, когда сын что-то, Азай продолжил говорить. Было очевидно, что молчание ему наскучило.
- Или твоя прелестная женушка тебе так надоела, что ты решил узнать у меня что же делать?
- Нет, не надоела. Но я действительно не знаю, что делать.
Зуко заговорил неожиданно для себя. Тон отца одновременно злил, но и будил далекие, детские, тщательно убиваемые чувства.
- Я чувствую себя виноватым перед ней. Я отобрал у неё привычную жизнь. Счастье. Свободу. Я…
- Никогда не сожалей о своих поступках. Сделанного не воротишь. Что правильно, а что нет решаешь только ты. Ты хозяин огня, выше тебя никого нет. Большей справедливости и истины, чем произносимая тобой, не существует. Никогда не оглядывайся и не позволяй кому-то руководить тобой.
Монолог Азая, прервавший речь Зуко звучал в этих стенах крайне странно. Но это не помешало Зуко увидеть пропасть, разделяющую их. Отец, не смотря на свое положение, сохранял невероятное внутреннее достоинство. Величие, некогда внушавшее трепет в сердца всех тех, кто его встречал, не исключая и самого Зуко; а сейчас это неуловимое чувство заставляла трепетать стражу.
- Но как так можно? Принимать решения, не задумываясь о других? Это же эгоизм и путь к краху…
- Убирайся. Я не желаю тебя видеть. Не появляйся, пока не поймешь того, что я сказал. До тех пор нам не о чем говорить.
Зуко опешил. Попытался высказать отцу всё, что думает. Но только лишний раз доказал и себе, и ему собственное бессилие.
Злой, казалось до невозможного, Зуко ушел обратно. К довершению картины по пути ему встретилась Катара.
Гнев от несостоявшегося разговора с отцом целиком выплеснулся на неё. Только высказав всё, что накипело, Зуко понял, что натворил. И сразу же поспешил удалиться. Его будто окатили холодной водой. Пламя гнева сменилось не менее жгучим пламенем стыда.
Оставшись в одиночестве, Катара сначала хотела разрыдаться и убежать. Но что-то, ещё сильное, в её душе не дало ей этого сделать. Впервые за долгое время в душе зажглась решимость.
Дождавшись темноты, Катара тайно покинула дворец.
Тяжелый багровый плащ скрыл лицо и такое же тяжелое платье. Эта же одежда не дала понять встретившейся страже пасов магии воды.
Наудачу Катары было полнолуние, и, неожиданно для себя, она невероятно легко использовала магию крови. Обычный психологический барьер и совесть отступили, под действием казалось уже забытого чувства решимости.
От её легкого магического касания стража падала на пол, забываясь в колдовском сне.
Стоило тяжелой двери со скрипом отвориться, как из глубины камеры раздался низкий мужской голос с легкой хрипотцой.
- Я ждал тебя немного позже.
Ждал… Её… Как?
- Подойди поближе, я хочу увидеть твое лицо.
Будто под гипнозом, Катара подошла к решетке темницы. Неясный свет факела осветил лицо человека, некогда бывшего её ночным кошмаром.
- Даже твоё лицо похоже на её.
- Похоже на чье?
- На лицо Урсы. Ты такая же, как она. Во всем… Хочешь угадаю зачем ты решила сюда прийти?
Не дожидаясь ответа Катары, Азай продолжил говорить.
- Ты не понимаешь, как я мог отказать Зуко в совете. Сейчас наверняка хочешь сказать, что я не знаю как ему трудно и как ему нужна помощь. Настолько, что он даже соизволил прийти ко мне. Скорее всего ты хочешь сказать ещё много всего в том же духе. Но не стоит. Я и так тебе отвечу. Я не стал говорить с Зуко, потому что он ещё слишком многого не понял. И главное, он ещё не понял: кто он есть и кем хочет быть. Пока он этого не поймет, мои слова не будут иметь никакого значения. Теперь ты наверняка хочешь спросить почему я говорю это тебе.
На этом бывший лорд огня замолчал почти на минуту, давая своей собеседнице вникнуть в смысл сказанного. А потом посмотрел ей прямо в глаза, отчего девушка едва не начала трястись. Настолько пронзительным был этот взгляд. Побежденные так не смотрят, это был взгляд победителя и властителя.
- Ты не политик, хотя в твоих руках и есть власть. Ты и не воин, хотя силы тебе не занимать. Но ты и не кукла в чужих руках. И от тебя немало зависит в том, что будет дальше. А уже в ближайшем будущем мир измениться до неузнаваемости. И от того, как отыграете свои роли ты и Зуко, зависит очень многое. Думаю, ты и сама это понимаешь. Когда у тебя появятся новые вопросы, приходи. А сейчас оставь меня.
Катаре не пришлось повторять, она ушла быстро и почти бесшумно. Только послышался шорох её платья, а вслед за ним скрипнула тяжелая дверь. Шагов в коридоре уже не было слышно.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:14:58 постоянная ссылка ]
Глава 11
Я все равно останусь с ним,
а он – со мной, и – что там какая-то смерть!
– даже брак не разлучит нас!..
Ольга Громыко «Профессия ведьма»



На следующее после встречи с отцом утро Зуко не вышел из своих комнат. К себе хозяин огня так же никого не допускал. Даже от еды отказался.
Уже после полудня об этом доложили Катаре. Обычно спокойная и добрая госпожа разозлилась. Слуге пришлось выслушать гневную речь о том, что о таких вещах ей следует узнавать не самой последней.
Спустя меньше чем пол часа, она уже держала поднос с едой и бесцеремонно направлялась в покои Зуко.
Возражения, что господин не велел к себе пускать, были прерваны. Такого от до сих пор послушной и скромной Катары не ожидали, но не повиноваться не посмели, поэтому к спальне мужа маг воды подошла почти беспрепятственно.
Зуко, неодетый, сидел на кровати уткнувшись лицом в ладони. На появление Катары он не отреагировал.
- Я сказал оставить меня в покое.
Голос Зуко был стальным. Он не сомневался в своих словах. Злость помогала ему откидывать все страхи и сомнения. Его голос, уже привыкший повелевать, стал голосом истинного властителя-самодерж­ца.
В этот миг Катаре вспомнился её диалог с Азаем. Сейчас Зуко был невероятно на него похож. Но это не спугнуло Катару.
Сегодняшний поступок Зуко, как нельзя более красноречиво говорил, что ему нужна помощь. И эту помощь могла оказать ему только она.
- Нет, не оставлю.
Услышав её голос, Зуко поднял голову. Он выглядел уставшим, но это не мешало ему начать говорить с насмешкой.
- Что, у них не хватило фантазии на большее, чем послать тебя ко мне? Так передай, что не поможет.
- Я пришла сама. Меня никто не посылал.
- В лекции на тему собственной безответственности не нуждаюсь.
Почти выплюнув последнюю реплику, Зуко откинулся на спину. Прежде чем ответить, Катара нашла куда пристроить поднос с едой, а потом нависла над ним.
- И не думала, говорить нечто подобное. Лучше расскажи, что тебя беспокоит.
Приоткрыв глаза, Зуко встретился с ней взглядом. Не увидев там ни капли осуждения или гнева, он все же решил рассказать ей, что думает. После того, что он сказал вчера, хуже уже не могло быть. Так что, будь, что будет.
Ненавязчиво отстранив её, Зуко сел. Потом отодвинулся назад так, чтобы касаться спиной изголовья. Катара тоже пододвинулась ближе.
- Я и не думал, что его нежелание говорить со мной так расстроит. Мне казалось, что я смог избавиться от желания быть к нему ближе. Но почему-то я никак не могу перестать, об этом думать…
- Что он тебе сказал?
- Что я не должен сомневаться в своих решениях.
- Ну, это же все таки совет… - Катара хотела ещё что-то сказать, но Зуко её прервал.
- Не нужно меня утешать, Катара. Моему отцу плевать на меня, а его слова это только лишний раз доказывают.
- Я тоже сходила к нему вчера, и мне показалось, что все не так, как ты говоришь…
- Ты была там?
Резким движением, он приблизился к ней, схватив за плечи. Глаза полыхнули непонятным блеском.
- Да. Я волновалась за тебя. И…
- Спасибо. И извини меня. Я думал, что ты возненавидишь меня после того, что я вчера сказал.
- Не нужно извиняться. Я все понимаю. Просто накипело. Да и не чужие мы друг другу.
- Катара, факт нашего брака не обязывает тебя…
- Я знаю. Это не из-за обязательств, или ещё чего-то. Я просто хочу так делать.
Впервые с момента начала их разговора, Зуко улыбнулся не через силу. Ему стало легче. Хоть держать себя у него с самого начала не было сил, теперь он перестал даже пытаться: слова Катары успокоили и решили несколько давно наболевших вопросов о ней и их отношениях.
К работе хозяин огня так и не приступил. А хозяйка огня ушла от него только утром, с невероятно счастливым лицом.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:16:00 постоянная ссылка ]
Глава 12
Нахноттор, - произнесла она вместо приветствия,
- смерть пошла вам на пользу. Вы стали как-то человечнее.
Алексей Пехов «Основатель»



Неожиданно для Зуко к нему на прием попросился нежданный визитер. Лечащий врач Азулы просил принять его немедленно. Удивившись визиту врача и его необычной неучтивости, хозяин огня распорядился пустить его.
Вошедший доктор даже не пытался скрыть своей взволнованности.
- Ваше величество, я вынужден вам доложить, что твориться неладное.
- Вы говорили, что моей сестре становится лучше.
- Да, так и было. Но всю последнюю неделю она ни с кем не хочет говорить, без конца плачет, а во сне зовет вас, отца и мать. Я не знаю, что делать.
- Как она ведет себя, когда с ней стараются заговорить?
- Никак. Не вспышек агрессии, ни ещё чего-то. Просто молчит и смотрит в пустоту. Вчера вечером и сегодня утром отказалась от еды, я забеспокоился и решил рассказать вам.
Зуко задумался: такое поведение было не свойственно его сестре. Даже тронувшись рассудком, она так себе не изменяла.
- Её врач вы, а не я.
- Да. Но вы все же её брат, может…
Зуко прервал его.
- Сходить и накормить её?
- Нет, ваше высочество, поговорите. Может она вас выслушает. Послушает.
- Азула никогда в жизни меня не слушала. С чего ей начать сейчас?
Не смотря на слова Зуко, врач продолжал говорить. Он не боялся и не трепетал пред государем. Что в принципе было объяснимо. Человек, постоянно находящийся с умалишенными, не мог переживать из-за разговора с нормальным человеком, пусть и столь высокопоставленным.­
- Принцесса изменилась. Она послушает вас, если вы придете.
- Хорошо. Когда будет время, я приду.
Врач поклонился, после чего ушел.
Принимая следующего визитера, Зуко уже пытался перепланировать свой день.
Закончив с приемом, хозяин огня посетил собрание министров, а уже потом направился к сестре.
Там он уже был несколько раз и раз в месяц читал отчет доктора о её лечении.
Зуко никогда сильно не любил сестру. Близки они тоже не были. В детстве они, как и большинство других детей, соперничали за внимание родителей. Потом было его изгнание. Её возвышение. После Ба-Синг-Се, они волей не волей начали больше общаться. За всю жизнь это был самый теплый период их общения. Но и тут их никак нельзя было назвать супер братом и сестрой. О том, что было после его предательства относительно Азулы, Зуко вспоминал без удовольствия.
И все же, Азула была его сестрой. Единственной сестрой. Хотя бы попытаться решить её проблему, было необходимо.
Отложив все дела, Зуко отправился к сестре сразу после заседания министров, по дороге усмехаясь, что встречи с родственниками как-то зачастили.
Комната, в которой жила Азула немногим отличалась от тюремной камеры, разве что здесь было стерильно и чисто. Хотя сумасшедший маг огня не мог содержаться в другом помещении: вероятность побега, поджога и самовреда были слишком велики.
Прежде чем принцесса обратила на него внимание, хозяину огня пришлось сесть рядом с ней.
Она молчала, и в её глазах Зуко не заметил ничего знакомого. Они поблекли и погасли, стали какими-то мертвыми...
Поза Азулы тоже была ему не знакома. Босые ноги она пожимала к груди и обнимала их руками, полностью закрытыми растянутыми рукавами длинной кофты. Волосы растрепанны и лежат на плечах и спине, почти полностью скрывая лицо.
- Ты изменилась.
Глупая реплика. Но сказать что-то другое Зуко не мог. Не получилось. Глаза метались по фигуре сестры, постоянно отмечая какие-то детали. Волосы отросли, и уже не заметно, что они были не пойми как обрезаны. Ещё эти же самые волосы засалены, но расчесаны.
Голос Азулы так же звучал безжизненно. Но по привычке, перед тем как начать говорить она усмехнулась краешком губ, чем напомнила саму себя.
- Ты тоже изменился.
Она безжизненно смотрит в сторону и совсем не двигается, а он не знает, что говорить. Его сестра не должна быть такой, не может. Азула сильная, даже слишком, насмешливая, властная, коварная! А сидящая рядом девушка ничем её не напоминает. Азула стала тенью самой себя.
- Зуко, а когда будут цвести огненные лилии?
Её неожиданный вопрос оторвал его от раздумий. Азула редко называла его по имени, особенно когда они были вдвоем. А тут ещё и спросила о цветах! Обычно она на них не обращала внимания.
- Пару дней назад распустились. А что?
- Просто уже давно не выходила из этой камеры. А так хочется увидеть зеленую траву, солнце, почувствовать аромат цветов, услышать, как поют птицы.
Обычно Азула была далека от сентиментальности. Но сейчас она слишком не была собой. Поэтому Зуко поверил ей.
В конце концов и он сам постоянно бежит из духоты комнат дворца в сад или ещё куда подальше, чего уж говорить об Азуле, которая кроме этой комнаты и прилегающей к ней уборной ничего не видела.
К тому же, даже если попытается, она не сможет победить его. Если в битве с кем-то другим она и сможет одержать верх, то над ним нет. Он постоянно практикуется, а она уже довольно давно даже не двигалась много.
- Тогда пойдем.
Поднимаясь на ноги, Зуко протянул сестре руку. Она посмотрела на него пораженными глазами. Она не верила в происходящие, но руку приняла.
Поднявшись на ноги, принцесса рефлекторно выпрямилась. Спина после долгого сидения затекла, но про себя Зуко заметил, что, не смотря на гордо вздернувшийся подбородок, перед ним была не так Азула, которую он знал всю жизнь. Но многие её прежние привычки и рефлексы остались прежними, что радовало.
Осматривая её ещё раз с ног до головы, Зуко заметил ещё одну интересную деталь. Ноги сестры были не только босыми, но и голыми, да и потрепанная кофта тоже имела очень и очень не презентабельный вид.
Как на зло, на нем не было ничего, что можно было бы снять. Надеяться, что в лечебнице есть хоть какая-то приличная одежда, особенно надеяться не приходилось. Но не отказывать же ей в уже обещанной прогулке! Это было бы жестоко. Придется придумывать что-то по ходу мероприятия.
Врач, оказывается, караулил у самой двери. И увидев, что брат и сестра вышли вместе, немного сконфузился.
- Не волнуйтесь доктор, я верну её вам позже.
Уходя прочь, Зуко вел младшую сестру за руку, впервые в жизни. По коридору раздавался только шум от стука сапогов хозяина огня, но сам Зуко слышал ещё и шлепанье босых ног сестры.
Чтобы хоть как-то одеть её, Зуко потребовал у одного из охранников длинный плащ. С обувью, к сожалению, так ничего решить и не удалось.
Но сейчас это Азулу не так уж и волновало. На улицу она почти выбежала и закружилась вокруг себя, смотря на небо и улыбаясь.
Такой реакции Зуко не ожидал. Но взяв себя в руки, обратился к сестре.
- Я хотел показать тебе куда более красивое место, чем больничный двор.
Азула не ответила. Только подбежала к нему и взяла под локоть, как это уже предложил брат.
Зуко уже решил, куда поведет её. Неподалеку была роща и поле, сплошь усеянное огненными лилиями. Оттуда будет не трудно добраться обратно в лечебницу.
Странное поведение сестры его пугало, но в тоже время, в этой, почти не знакомой девушке, было что-то от его Азулы и кроме внешности.
По полю они бегали словно дети. Друг за другом, за бабочками, ещё за чем-то. Это особенного значения не имело.
Они почти не говорили, больше смеялись. Утомившись, хозяин огня и принцесса огненной нации развалились прямо на земле.
Отдышавшись, Азула перевернулась на бок и начала пристально рассматривать лицо брата. Примерно через минуту, она провела пальцами по золотому венцу в его волосах.
- Подумать только. Из-за этого куска металла мы чуть не поубивали друг друга.
- Жалеешь, что ты не выиграла?
- Нет. Уже нет.
Она ответила сразу, что давало понять, что Азула честна и долго над этим думала.
- Иногда ты начинаешь ценить что-то только тогда, когда потеряешь, - задумчиво начала принцесса.
- Понимаю.
- У меня так было со свободой. Мне всегда можно было делать все, что хочу: я не знала, как можно жить иначе и не обращала на это внимание. Мне некогда было смотреть на что-то меня окружающие. Все поглощала жажда власти… Думала, что власть сделает меня счастливее. А на деле, Зуко, ты намного стал счастливее с тех пор как стал хозяином огня?
- Нет. Наоборот, раньше было намного лучше.
Они замолчали. Потом снова заговорили. Удивительно, но разговор давался легко.
А потом Зуко неожиданно и для себя, и для неё, решил не возвращаться в лечебницу, а пойти во дворец.
Азула несла огромнейший букет огненных лилий, чему Зуко тоже удивился. Никогда прежде он не замечал за сестрой чего-то подобного. Но ничего говорить не стал.
Стража не узнала свою принцессу, никто из слуг и других обитателей дворца тоже. Чему Азула даже была рада. Приводя себя в порядок, она сама так сказала.
Было уже совсем поздно и пора ложиться спать. Ещё раз удивив Зуко, Азула не захотела идти в свою комнату, а попросилась остаться. Пожав плечами, Зуко согласился.
Пусть даже все, что было сегодня окажется ложью и она вынашивает очередной хитроумный план, во сне она его не придушит. И не потому что, Зуко чутко спит (он действительно так спит). Такое слишком даже для Азулы.
Уже за полночь, Азула разбудила Зуко. Она плакала и кричала во сне. Зуко пришлось приложить немалое усилие, чтобы разбудить сестру. Очнувшись, она, так и не придя до конца в себя, продолжила рыдать, теперь уткнувшись ему в плече. Что сказать, и нужно ли было что-то говорить, Зуко не знал, поэтому молчал, гладя сестру по голове.
Только после того, как Азула полностью успокоилась, Зуко спросил:
- И так каждую ночь?
Она долго не отвечала.
- Почти.
- Когда это началось?
- Через несколько месяцев после моего поражения. Но не так сильно. А ещё в день своей несостоявшейся коронации, я видела маму.
Зуко почувствовал, что о последнем она хочет ещё что-то сказать, но решил поделиться собственными мыслями.
- Наша мать все ещё жива.
- Как? – задавая этот вопрос, принцесса отодвинулась от него так, чтобы смотреть в глаза.
- В день затмения, отец хотел задержать меня и рассказал это. Но где она так и не сказал ни тогда, ни когда я пытался заговорить об этом вновь.
- Жаль. Я бы хотела её увидеть, и папу тоже.
Ненадолго задумавшись, Зуко отвел взгляд, но все решив, снова посмотрел ей в глаза.
- Я скоро покину дворец на некоторое время, поэтому не смогу организовать вам встречу. Но потом постараюсь. Если ты пообещаешь слушаться врача.
Азула рассмеялась. И заверила брата, что будет очень хорошей девочкой. Во что он так и не поверил.
Всё бы так и закончилось, не будь в этой истории ещё одного момента…
Катаре доложили, что её муж привел во дворец какую-то девушку и провел с ней ночь. Злая и сгорающая от ревности, маг воды пошла немедленно разбираться. И поймала мужа с поличным.
На его постели действительно сидела девушка. Только вот её наружность была Катаре более чем знакома. И она имела право здесь находиться в любое время дня и ночи даже по дворцовому протоколу.
Увидев её посекундно меняющие цвет лицо, брат и сестра все поняли и синхронно рассмеялись. А Катара не выдержала убежала в слезах...
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:17:28 постоянная ссылка ]
Глава 15
Путешествие на воздушном шаре шло хорошо и без проблем. Если не считать, что их сначала не признали на базе, но управляющий был из столицы, и быстро объяснил подчиненным, что они бездари и идиоты.
Принцесса Урса была заточена на маленьком острове, каковых было много в стране огня. Тюрьма похожая на кипящую скалу, но ещё более засекреченная и устроенная несколько иначе.
Добраться туда было сложно и рискованно, о по воздуху безопасно и относительно без помех. В чем Зуко окончательно уверился, слушая рассказ об этом острове от капитана воздушной базы. Так же хозяин огня понял, что ему будет куда проще самому посадить небольшой шар, чем лететь на громоздком дирижабле.
Лететь до острова пришлось несколько часов. Посадка далась хозяину огня сложно, но если сравнивать с посадкой на острове Кипящей скалы – небо и земля. На удивление их никто не встречал. Но Зуко сильно об этот не волновался.
Шар был убрал, а они с Катарой отправились исследовать остров. Вокруг было пустынно. Не смотря на плодородность земли, это было понятно по траве в человеческий рост, поблизости не было даже намеков на поселение. Крепости, в которой могла бы находиться тюрьма, тоже не было видно. Неужели они ошиблись или Азай солгал?
Для того, чтобы обойти остров потребовалось около четырех часов. Тюрьма нашлась уже с самом конце обхода. И то, что создали архитекторы Страны Огня, поразило даже Зуко. Хоть он и знал о своей стране почти все. Смотря на нечто перед собой, хозяин огня понял, почему ему не рассказывали об этом, как наследнику престола.
Не сказать, чтобы огромная, но большая крепость навила над водой, опираясь на риф. Из такого места может выбраться разве что маг воды. Да и если покинуть тюрьму то с пустынного острова уже никуда не деться, ну опять же у мага воды может и есть какой-то шанс. К тому же на острове был всего один источник пресной воды и почти ничего съедобного ее росло. Следовательно, еду пленникам доставляли с материка. Корабль мог пришвартоваться только с противоположной тюрьме стороны, со всех остальных островок окружали скалы и риф. Ещё одна гарантия, что пленники не смогут сбежать.
К тому же каждый день смотреть на воду под висящей крепостью и бескрайние море вдали для пленников было наверняка мучительно, особенно для тех, кто был магами огня. И это психологическое давление только ещё больше усиливало невозможность побегов.
Если верить отцу местные заключенные особенные. Это или попавшие в особую немилость хозяина огня(такие как его мать), или предатели знающие слишком много, или настолько опасные люди, что отправлять их в Кипящую Скалу не представлялось возможным.
Стражи на этом секретном объекте почти не было. А управлял им именитый ученный, некогда имевший высокий армейский чин, но потеряв в бою ногу, лишился возможности воевать. Он и двое его ассистентов-адъютан­тов встретили своих господ стоило уже в воротах тюрьмы.
Фальшиво при фальшиво улыбаясь не молодой мужчина принес свои извинения, что не встретил прибывших императорских особ сразу. Он не ожидал такого скорого их появления и что владыки прилетят на воздушном шаре тоже. Сокол с письмом прибыл только что.
Посчитав наиболее благоразумным принять извинения и не раздувать скандала, выпустив из внимания яснейшую лесть и фальшь, Зуко отдал распоряжение показать ему тюрьму. Генерал Райнер поспешил сразу же это сделать.
Ходил этот человек медленно, опираясь на палку. Потерянную ногу ему заменял деревянный протез. Некогда темные волосы выцвели и начали седеть. Кожа была не светлой, а болезненно белой, как он умудрился не загореть в таких условиях, было непонятно.
Несколько камер из железа. Три палубы с видом на море. Не считая того, что тут же были ещё и лаборатории, вообще курорт. О проводимых опытах Зуко поинтересовался лишь вскользь. Столь же отстраненно ему и ответили. После этого хозяин огня перешел к настоящей цели своего визита.
К принцессе Урсе их провели тут же. Только ученный не понял, зачем она потребовалась повелителю. О происхождении и причинах заточении этой женщины он ничего не знал.
Женщина прибывала своей камере. Она лежала на узкой постели почти бездвижно. Внучка аватара Року уже давно потеряла интерес к происходящему вокруг. Здесь все было однообразно. Новостей о внешнем мире пленникам не сообщали. Им оставалось только гадать о происходящем.
Поэтому женщина никак не ожидала, что рядом с ней кто-то опуститься на постель и начнет нежно гладить по волосам. Прикосновения разительно отличались от тех, на какие были способны все местные обитатели. Слишком нежно, слишком много любви, слишком много заботы. Невольно заинтересовавшись, принцесса оторвалась от созерцания стены и оторвавшись от постели обратила внимание на своего гостя.
Его бы она узнала из сотни тысяч, все равно, сколько шрамов появится на его лице и насколько лет он повзрослеет. Её мальчик был здесь. Сдержать слезы было очень сложно, а желание обнять его и расцеловать совсем не возможно. Почти минуту принцесса наслаждалась моментом, но потом голову посетила ужасная догадка.
- Неужели, Азай решил и тебя заточить здесь?
Глядя на её встревоженное лицо, сын улыбнулся ещё теплее.
- Я здесь, чтобы забрать тебя домой. Теперь хозяин огня я, и мне решать как поступать.
Только после этих слов Урса обратила внимание на то, что он одет в военную форму и на золотой венец в его волосах.
Катара замерла в дверях, с умилением наблюдая за сценой воссоединения матери и сына. Она знала, насколько её муж был привязан к ней. Давнишний разговор в Ба Синг Се ещё не успел выветриться из памяти.
Почти сразу Зуко поторопился представить их друг другу, после чего они отправились на другую часть острова, чтобы его покинуть.
Но стоило им ещё совсем недалеко отойти от тюрьмы, как на их пути встал одноногий генерал и его люди. Не желающие выпускать их с острова.
Преградив им путь Райнер дал людям знак занять боевые позиции, а сам встал напротив лорда огня. Все тем же спокойно-скучным голосам, что раньше о доверенной ему ответственности он заговорил.
- Простите, ваше высочество, но прежде чем вы покинете мой остров, я задам вам несколько вопросов. Земля полниться слухами. Далеко не самыми лучшими слухами. И я хотел бы убедиться, что поступаю правильно, поддерживая вас.
Обманчиво легкомысленно Зуко опустил руки, давая понять, что он не хочет драться. Увидев такой жест, Райнер тут же подал сигнал к нападению. Ожидавший такого поворота событий Зуко, среагировал мгновенно. Спустя всего минуту все его враги уже были повержены и хозяин огня заговорил с их предводителем.
- Я не хочу лишних жертв, Райнер, и по возможности избегаю насилия, это так. Но не буду колебаться, если в этом возникнет необходимость. ВЫ же это хотели выяснить, генерал?
- Вы проницательны, ваше величество. Все так как вы сказали.
Покидая остров спустя несколько часов, Зуко знал, что это тюрьма в безопасности от заговоров. Райнер был человеком умным и честным, хоть и весьма специфичным. Услышав ответы на все свои вопросы, он окончательно убедился в верности своих пошатнувшихся убеждений. И в благодарность за снисхождение к его выходке, сказал где скорее всего находятся посетившие его заговорщики.
Теперь у хозяина огня был точный курс следующего места в их путешествии. И множество времени для того, чтобы рассказать матери события последних лет.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:17:53 постоянная ссылка ]
Часть 16
Как показывает опыт, заговоры возникали часто, но удавались редко.
Никколо Макиавелли



Путешествие на воздушном шаре потрясло принцессу. Зуко и Катара уже столько летали, что почти не обращали внимания на вид вокруг. А их рассказы об аватаре, их дружбе, окончании войны Урса слушала с замиранием сердца. Ей не верилось, что пока она томилась на этом острове, все могло так измениться. Единственное, что сильно её огорчало – это судьба Азулы. Но сын и невестка, старались убедить её, что ещё не все потерянно.
Пока они не обращали на неё внимания, чего почти не случалось, Урса думала об Азае. В свете новой информации она не могла не думать о нем.
Зуко вел шар уверенно и казалось совсем не уставал. За прошедшие годы, он успел стать очень сильным магом. Он старался делать как можно меньше остановок, но лететь было слишком далеко к тому же большая часть пути лежала над водой. Поэтому Катара не могла ни не увидеть, что он изматывается, но и помочь ему ничем не могла. Пойти на накую-то хитрость тоже не было возможности, им было необходимо добраться до места назначения, как можно быстрее, а доставить их туда мог только Зуко. Магия воды Катары была полностью бесполезной в этой ситуации.
Зато скооперировавшись с Урсой Катаре удалось уговорить Зуко отдохнуть, когда они прилетели. У него даже сопротивляться сил не осталось, упал и заснул мертвецким сном прямо на земле.
Позавтракав, они отправились искать базу заговорщиков. Райнер указал место довольно точно, но он не состоял в партии заговорщиков, поэтому е мог дать более точной информации. Он сказал им правду или считал так. Тоф поделилась своей методикой с Катарой, и им удалось привязать её к магии воды, незаметной для посторонних, но эффективной.
База заговорщиков находилась в лесу. Где-то между двумя деревнями. Одно из поселений было довольно большим и старым, второе возникло не более двух десятков лет назад. Лес не был непроходимым, путей через него было много, но и спрятать небольшую базу тоже не представлялось трудным. Жаль, что с ними не было мага земли. Тоф бы потребовалось всего несколько минут. Ещё одним затруднением стала защита принцессы Урсы. Она не умела сражаться. А остаться в безопасности тоже не могла. Где эта самая безопасность находиться было неизвестно.
В деревнях вполне могли жить заговорщики. И если Урса попадет к ним в руки, то Зуко согласится с любыми требованиями. Его партия будет автоматически проиграна. Поэтому проще было отвлечься в бою, чем оставить одну. Если у мятежников осталась хоть капля чести, то они не будут нападать сразу. И если бунт возглавляет Азула, то она не причинит вреда матери, даже совсем лишившись рассудка.
Пришлось долго блуждать, прежде чем появился первый след стоянок, а вместе с ним и след магии огня. Судя по обуглившимся ствола деревьев, тут сражались. Продолжать поиски стало намного проще, не прошло и часа, как они вышли к небольшому домику, прежде принадлежавшему, скорее всего леснику. На окрестных деревьях было множество сооружений, которые и были укреплениями, базой и местом жительства для заговорщиков.
Вокруг было тихо, но тишина была обманчива. Зуко внимательно прислушивался ко всем звукам и тихо ступал вперед. Катара тоже была наготове и готова в любое мгновение накрыть себя и Урсу защитным куполом. Они сразу договорились, что она не вступит в бой без крайней необходимости.
Переговоров с заговорщиками не получилось. Их лидер – мужчина почти сорока лет, говорить не захотел, сразу отдал приказ убить всех. Сказав хозяину огня только, что из-за таких как он огненная нация деградирует.
Зуко победил всего пару человек, когда руководитель присоединился к подчиненным. Сражаясь с ним, Зуко увидел на его теле несколько свежих ожогов. Учитывая, что среди нападавших не было Азулы, то можно было предположить, что эти украшения неназвавшемуся врагу подарила она. Но думать об этом Зуко было некогда, у него становилось все больше и больше противников. Хоть далеко не все из них были магами огня, бой был трудным. К тому же вечерело, и тактильный бой начинал преобладать над магическим.
Катара тоже сражалась, только необходимость почти не сдвигаться с места сильно осложнялась её задачу и ограничивала возможности. Недостатка в жидкости у неё не было. Почти все окрестные деревья и трава уже решились влаги, отчего часто загорались, и ей приходилось их тушить, чтобы пожар не охватил весь лес.
Победить все было сложно, и не известно смог бы Зуко это сделать, не приди к нему неожиданная помощь в лице младшей сестры. Азула была в ярости, отчего почти не контролировала себя. А когда Азула злилась, страдали все окружающие, и тут такая возможность всех уничтожить! О том, чтобы сдерживаться не шло даже речи.
Все окрестные деревья сразу же воспламенились, теперь все силы Катары уходили на тушение пожара. Но все люди ранее пытавшиеся нападать на неё, теперь были заняты Азулой. Зуко был рад, что сестра оказалась непричастной к заговору.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:18:52 постоянная ссылка ]
Глава 17
Семья не ячейка государства.
Семья – это государство и есть.
Сергей Довлатов.



Рассказ Азулы о пережитом у заговорщиков ужасал. Каким нужно было быть садистом, чтобы такое придумать! Впечатлилась не только Урса, но и испытывающая к принцессе неприязнь Катара.
Лидера заговорщиков звали Нобу. Недовольный окончанием войны на таких условиях, он начал собирать вокруг себя единомышленников. Они называли себя истинной нацией огня и поставили цель восстановить честь огненной нации. И одной их первых целей стало уничтожение «водного» повелителя.
Свой идеал они нашли в Азуле и планировали сделать её хозяйкой огня, до тех пор, пока она не сказала своим освободителям-похит­ителям, что более не заинтересованна во власти. Тогда Нобу приступил к попыткам, скорее всего, запланированной ранее, но не озвучивавшейся цели. К появлению «истинного» наследника. Как уже все поняли, родиться этот ребенок должен был от прекрасной принцессы и него, великого освободителя.
Мнение самой принцессы никто не спросил. Она, похоже, считалась согласной по умолчанию. Только вот Азула к такой невнимательности к её персоне отнеслась не с покорной благодарностью. Все попытки Нобу сначала соблазнить, а потом и изнасиловать, были остановлены. Хотя последняя увенчалась бы успехом, не появись Зуко.
Хозяин огня в слова сестры верил с трудом. И возвращаясь обратно во дворец, уже как полагается правителю, избегал разговоров с сестрой.
Корабль быстро нес их к столице. В трюме были заперты мятежники, отказывающиеся что-либо говорить. Но опытные палачи развяжут им языки, когда их передадут им в руки, а это случится уже скоро. Личности бунтовщиков так же предстояло выяснить, а так же предать суду.
Ещё в столице предстояла встреча с командой «Аватар». Со всей этой суматохой по поводу заговора, а так же проблемами семейной жизни, они совсем забыли о Сокке и его плане. Хорошо хоть сокол с просьбой прибыть во дворец был отправлен. Хотя получение послания оставалось под вопросом.
Зуко стоял на мачте, пристально всматриваясь в ночную даль. Давно он уже не был на корабле и, нужно заметить, соскучился по морским путешествиям. Соленый воздух и ветер в лицо… романтика, для кого-то. Для него же - воспоминания о не самом приятном периоде жизни. И все же, память сейчас почти молчала. Он не придавался ностальгии, а решал текущие вопросы. Одиночество монарха прервал насмешливый голос Азулы. К ней ударными темпами начал возвращаться её характер.
- Решаешь, что сделать со мной по возвращении в столицу, Зузу?
- Не только.
- Не против если выскажусь по поводу своей незавидной участи?
Зуко не ответил. Даже скажи он нет, она все равно бы сказала то, что хотела.
- Я понимаю, что ты мне не доверяешь, правильно делаешь. Чем больше доверяешь человеку, тем больше у него соблазн предать тебя. Не знаю, что будет дальше, но отсутсвие бунтов с моей стороны гарантирую. Постоянная смена власти в стране приводит к смуте и ослаблению государства. А я люблю Страну Огня. Хотя я хотела поговорить не об этом, - выдержав небольшую паузу, Азула закончила свою речь. – Позволь мне остаться с мамой.
Она стояла спиной к воде, облокотившись на локти. Учитывая, что одета принцесса была в платье, выглядело это довольно забавно. В платье сестру Зуко видел впервые, обычно она предпочитала брюки. Так её нарядила мать, автором прически тоже была она. Азуле и то, и другое доставляло неудобство и дискомфорт, но она молчала, стараясь скрыть это за небрежностью.
Угадать что у неё на уме, как всегда было очень и очень трудно. Да и возможно ли, учитывая её разногласия с психикой?
Однако было понятно: рядом с матерью Азула вела себя смирно, позволяя обращаться с собой, как с маленькой девочкой. И хоть Зуко переживал, что с мамой могло что-то случиться из-за намеренных или нет действий Азулы, разлучить их было жестоко, и ещё эгоистично. Хоть ответ и становился для него очевидным, хозяин огня ответил следующие.
- Я подумаю.
Азула в ответ усмехнулась и бросив на последок фразу, взволновавшую Зуко, ушла.
- Ты стал походить на отца.
Не успел хозяин огня обдумать эту реплику, как с другой стороны к нему подошла другая женщина. Катара, как и всегда, была чем-то взволнованная. Её синие глаза смотрели пристально и грустно.
- Почему?
- Не дал Азуле ответа? Чтобы не думала, что я готов выполнить любое её желание.
- Ты решил позволить ей остаться?
- Мама попросила бы о том же, откажи я сестре. Они нужны друг другу. И они обе - моя семья, я не могу поступать иначе.
- Но Азула ведь столько раз пыталась нас убить...
- Моей сестрой она от этого быть не перестала. Катара, я думал над тем, что пытались сделать заговорщики. Да, это полная чушь, но при этом нельзя отрицать, что и я немало помог развитию такой идеи.
- Мы же уже говорили об этом.
- Да, но боюсь, нам придется ещё не раз об этом поговорить.
Поймав Катару за руки, Зуко пристально посмотрел ей в глаза и снова начал говорить.
- Прости, если причиняю боль такими рассуждениями, но ты единственная с кем я могу поговорить.
За эти слова, Катара была готова простить ему все что угодно. Он ей доверял, доверяя больше чем кому бы то ни было.
Не найдя что ответить, маг воды подалась вперед и, привстав на цыпочки, поцеловала мужа. Тот немного удивился, но ответил почти сразу. Когда поцелуй завершился, Катара выпуталась из его объятий и поспешила уйти.
Вновь оставшись в одиночестве, Зуко не смог не начать улыбаться. На душе было неожиданно тепло и хорошо. Водная даль больше не вызывала нежелательных мыслей. А будущие тревоги.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:19:22 постоянная ссылка ]
Глава 18
Если действительно любишь кого-то,
то уже не перестаешь его любить.
Какой-то кусочек этого человека
навсегда остается в сердце.
Автор не известен



Шаги Урсы в ночной тишине тюрьмы почти не были слышны, что было не удивительно: она всегда ступала очень мягко. Оглядываясь вокруг, принцесса понимала, что её сердце все больше и больше наполняется жалостью. Наверное, узнай об этом Зуко - не понял бы. Для него подобное невозможно, что делает его очень похожим на Азая.
Но её не понял бы не только Зуко. Многим не понять, как можно жалеть и тем более любить человека, из-за которого пришлось столько всего перенести. Но Урса не была злопамятна, а ещё не была глупа и все понимала. Да и решение о собственном заключении приняла сама.
Её пропустили легко, видимо уже привыкли, что бывший хозяин огня пользуется популярностью в последнее время. Тяжелая дверь неприятно заскрипела, пропуская женщину во внутрь.
Реагируя на звук Азай посмотрел на неё, но сразу же поморщился, давая глазам привыкнуть к свету; когда эта неприятность была улажена и он смог разглядеть её, Урса заметила, что он удивлен.
- Ты постарела.
- Ты тоже не стал моложе.
Для лучшего обзора, принцесса опустилась на пол и поставила светильник рядом с собой, чтобы освободить руки.
Его вид будил в душе ещё большую жалость и любовь. Она любила этого человека всю жизнь. Все равно, что он сделал. Это не важно, для неё не важно. Он её муж, отец её детей и пока они были вместе, с обоими функциями справлялся хорошо. А потом… потом он стал хозяином огня и был обязан поступать в некоторых рамках. Но если быть объективной, то и здесь сохранился Азай. Да, он поступил жестоко с Зуко, выместив на нем всю свою боль, но мальчику был нужен урок, пусть и не настолько болезненный. А Азулу Азай любил всегда беззаветно, и любит сейчас, этого не отнять.
Они долго не говорили, разглядывая друг друга. Хотя казалось, за десятилетие накопилось столько тем для разговора. Но все они казались слишком мелочными, незначительными. В конце концов, Урса протянула руку через решетку, Азай на удивление не стал отстраняться, а напротив, придвинулся ближе, позволяя ей касаться себя где угодно. Воспользовавшись предоставленной возможностью, принцесса убрала в сторону волосы, открывая лицо, полностью заросшие бородой.
- Я тебе противен?
- Нет.
Он стоял на коленях, держась руками за прутья решетки, она тоже стояла на коленях, только придерживаться, за отсутствием необходимости наклоняться, ей было не нужно.
- Почему ты здесь? Я не понимаю…
- Понимаешь, только не хочешь верить.
Всего один поцелуй сквозь прутья решетки. После этого Урса поднимается, ещё раз гладит его по щеке, и торопливо уходит, скоро её отсутствие уже не сможет остаться незамеченным, а говорить с Зуко об Азае она пока не готова. Хватит с мальчика проблем с собственной личной жизнью. Нечего разбираться ещё и в отношениях родителей. Ей вообще не следовало навещать мужа, но любопытство было слишком сильно.
Зря Урса надеялась, что ей удастся сохранить свой поступок в секрете. Вечером этого же дня Зуко пригласил её к себе и задал вопросы о мотивах её поступка.
Сын верил ей, но не понимал. Точнее, также как и Азай не хотел верить в верность своих домыслов. Приняв неожиданно-ожидаемы­е реалии, Зуко обнял мать и уткнувшись носом ей в макушку заверил, что сделает все необходимое, дабы она могла встречаться с отцом когда пожелает в более комфортной обстановке.
После Урсы, Зуко посетила Катара, которую он с порога сбил с толку фразой:
- Если скажешь, что беременна, то я не удивлюсь.
Пока Катара краснела, бледнела и заикалась в поисках ответа, Зуко развернулся и рассмеялся.
- Извини, просто сегодня день неожиданностей, вот и предположил, что ты тоже решила присоединиться к марафону.
- Нет.
Тому, что он подошел к ней и беззастенчиво обнял, Катара удивилась. Их отношения хоть и стабилизировались после совместного путешествия, пока ещё не были сильно наполнены романтикой. Да и видеть вечно хмурого Зуко таким веселым была странновато. Хотя приятно. Катаре нравилось его доверие. Ведь он мог выбрать кого угодно другого на роль своего собеседника, особенно сейчас, когда его мать здесь. Но Урса хоть и была дорогим и близким для Зуко человеком, своими секретами он делался только с Катарой.
Услышав историю о том, что сегодня сделала её свекровь, Катара удивилась, но в тоже время начала испытывать к ней ещё большую симпатию. В отличие от Зуко, она её понимала.
- Скоро нас посетят твой брат, Аанг, Тоф и кажется ещё кто-то из воинов Киоши. Я получил сегодня послание.
- Это замечательно!
- Сока будет нами очень не доволен…
После упоминания о друзьях, их разговор, и без того веселый, стал ещё забавней. Оба с удовольствием отмечали, что все налаживается. Единственным страхом оставалось то, что дворцовая жизнь и бесконечные дела снова их разлучат.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:20:10 постоянная ссылка ]
Глава 19
История мира — это биография великих людей.
Карлейль


Даже Урса поразилась тому, насколько быстро Зуко сдержал свое обещание. Ему потребовалось меньше недели, чтобы переместить место заключения Азая и сделать его не тюремной камерой ,а обычной жилой комнатой соединенной с ванной.
Азай оказавшись в новой темнице, ещё раз прокомментировал излишнюю привязанность Зуко к матери. Сам хозяин огня при этом отца не посетил. Зато это сделала его сестра, даже опередив мать.
Азай не хотел признаваться, но он соскучился по Азуле. Она всегда была его любимым ребенком, папиной дочкой, иначе не назовешь.
Болезнь постепенно отступала от принцессы. Психика, конечно, оставалась расшатанной, и это уже не могло измениться, но Азула уже контролировала себя, а не швырялась огнем. Её состояние стабилизировалось. По заверению врача приступов можно было почти или совсем избежать находясь в кругу семьи. Что решила обеспечить Урса, почти не оставляющая дочь в одиночестве. Азуле хоть и нравилось внимание матери не хватало свободы. В чем она не преминула пожаловаться отцу.
Азай почти смеялся после их продолжительного разговора. Его Азула, никогда не бывшая ребенком, стала дитем. И свергнутый король феникс в это не верил, не хотел верить, слишком странно это выглядело. Но факт оставался фактом, и принять это было необходимо.
Появившаяся позже, Урса сообщила, что Зуко ждет прибытия аватара со дня на день и по случаю этого готовит большой праздник.
Неожиданно для себя Азай вспомнил о старой привычке обсуждать с женой происходящие. Планов сейчас не было, он выступал только в роли стороннего наблюдателя. Чего бы там не думал Зуко, бывший хозяин огня не готовил заговоров или ещё чего-то в том же духе. Хоть и не разделял взглядов сына. Азай был умен и понимал на сколько были бы абсурдны попытки все вернуть. История уже сделала свой выбор. А он более не в силах её изменять. Его время прошло, теперь его роль наблюдать.
С помощью Урсы Азай получил возможность контактировать с окружающим миром; и воспользовался этой возможностью начав писать. Много, неустанно и не прекращая этого до самой своей смерти, произошедшей спустя ещё почти три десятка лет. И только после неё были прочитаны эти мемуары, заметки, повести, рассуждения, коих к тому времени накопилось не мало. Эти труды нашли свое значение в исследованиях историков, литературоведов, политиков многих последующих поколений. Но до кончины автора это сокровище лежало бесформенной кучей в углу камеры. Читала это только принцесса Урса, ещё немного Азула. Зуко же со временем сумевший простить отца и начавший посещать его, взялся за чтение, только когда его уже не стало. Но это уже дела истории. Дела не раскрытые и предстоящие.
В преддверии приезда аватара Аанга в столицу Страны Огня, несостоявшийся король феникс лежал в совей новой постели и гладил жену по волосам. Она не без удовольствия гладила его выбритое лицо и тянулась, как кошка, объевшаяся сметаны.
- А вот представляешь, через год другой мы с тобой станем дедушкой и бабушкой.
Урса старалась вести себя так, будто ничего не происходило. Вернее не акцентировала внимание на ограничениях. Сыпать соль на раны ей никогда не было характерно. Даже когда эти самые раны давно превратились в шрамы.
- Лучше бы этого в ближайшее время не случилось. Если я правильно тебя понял, то беременность и рождение ребенка сейчас могут только уничтожить брак Зуко, вместо того, чтобы укрепить. Ты и сама должна это понимать. А следовательно предотвратить.
Урса не ожидала, что он воспримет её шутку так серьезно.
- Да ладно тебе, все нормально.
- Ты же видела эту девушку. Невиннейшее создание. Птица в золотой клетке, ситуация ещё более плачевная, чем когда поженились мы.
Хотелось это признавать или нет, но Азай никогда не ошибался. Урса и сама это заметила, но не хотела вмешиваться, памятуя о собственном не самом лучшем опыте. Хотя её возможный конфликт с невесткой лучше чем её разрыв с Зуко. Он может начать совершать поступки, о которых потом будет очень жалеть, если Катары не станет. Мальчик любит её и привязался, хоть пока и сам это не до конца осознает.
- Родители должны помогать детям, ни так ли, Урса?
- Кто бы говорил!
Или это просто Азай заеял очередную гадость? Хотя поговорить с Катарой все же стоило. Закончив с рассуждениями, и все для себя решив, Урса перевела разговор в другую сторону. Она доверяла мужу, но также помнила о его склонности к интригам. А так же понимала, что она его единственный рычаг воздействия. При необходимости он не постесняется ей воспользоваться, поэтому следовало быть осторожной.
В этот же вечер хозяин и хозяйка огня встречали своих друзей.
Прoкoммeнтировaть
Вениа 25 марта 2013 г. 10:20:40 постоянная ссылка ]
Глава 20
Мир – это покой, значит, отсутствие движения и развития.
Катастрофы являются тем толчком, который возбуждает
В людях творческую энергию, перетряхивает их,
Заставляет видеть новое.
Алексей Пехов «Киндрэт. Кровные братья»



Бал был в разгаре, когда Аанг оставил облепивших его со всех сторон людей и ушел на балкон. Хорошая все же у людей огня традициях их делать.
Аватар ещё не пришел в себя с тех пор, как Катара вышла замуж за Зуко. Простить друзей получилось, но было обидно. Ещё Аанга очень беспокоило поведение Зуко: дать Азуле свободу – это не шутки. И ещё ходили слухи, что бывший хозяин огня тоже неожиданно начал пользоваться милостью сына.
Перед началом приема Зуко сказал, что хочет о чем-то поговорить. Вид при этом у него был очень серьезный, поэтому Аанг нервничал все сильнее и сильнее. И внутренне готовился к худшему, когда Зуко присоединился к нему на балконе.
В отличие от аватара хозяин огня взволнован не был. Наверное, только благодаря этому атмосфера не начала накаляться. Зуко заметил как напряжены мышцы Аанга и в противовес ему был расслаблен. Будто зашел сюда случайно, а не собрался начать серьёзный разговор.
- Аанг, ты ведь знаешь почему я и Катара не присоединились к вам?
- Да, - аватар начал хмуриться ещё сильнее.
Пусть он и злился на Зуко, не волноваться не мог. К тому же беспорядки в стране огня могли привести к новой войне. К тому же в царстве земли тоже было не все в порядке.
- Это был уже не первый бунт, и я подозреваю не последний. И мои люди докладывают, что в царстве земли похожая ситуация, в пограничных районах особенно. Часть людей требует вернуть все территории захваченные во время войны, чего я делать не буду. Другие требуют наоборот возвращения в состав страны огня. Третьи хотят полной независимости. В общем, нет никакого согласия. Да и национальная принадлежность часто вызывает сомнения. И это не только на границе.
- Зуко, я не понимаю как это связанно с последним бунтом.
Хозяин огня тяжело вздохнул прежде чем начать объяснять. Он надеялся, что друг поймет его, хоть немного.
- Напрямую. Во время войны мы поделили весь мир на хороших и плохих, что вполне логично: солдаты не должны испытывать жалости к врагу, а население должно понимать за что терпит лишения. Но война закончилась. И теперь мы говорим, что все одинокого хороши и плохи, вызывая тем самым непонимание. Но и при этом продолжаем делить всех по национальной принадлежности.
- То есть ты хочешь сказать, что больше не будешь помогать нам, навести в мире порядок? Зуко то, что ты сейчас говоришь, лишено всякого смысла!
- Аанг, я говорю только о том, что мир изменился и вернуть все на круге своя невозможно. Я понял это во время последнего путешествия и жизни с Катарой.
После упоминания имени подруги аватар помрачнел.
- На какие же мысли тебя натолкнула жизнь с Катарой?
Аанг мог спросить о чем угодно, но спросил именно о ней; это заставило хозяина огня ухмыльнуться.
- По началу было очень трудно. Я и она не знали что делать, отчего совершили, немало ошибок. Но потом начали замечать, как дополняем друг друга. Что способны усиливать сильные стороны друг друга и прикрывать слабые, как в бою, когда мы сражались вместе. Наши стихии противоположны, но мы смогли ужиться, более того я люблю её и надеюсь не безответно. И не думаю, что мы одни такие уникальные. Так почему…
Аанг устал слушать это рассуждения. Они не были лишены смысла, но слышать их от этого не становилось легче. Боль потери была ещё очень свежа, а он был ещё совсем мальчиком